Эпоха машин и великих авантюристов в Assassin’s Creed Syndicate

Евгений Норин (редакция)

Удушливый смог, первое метро, колониальные войны, строгая викторианская мораль и другие приметы эпохи, с которой столкнутся игроки в грядущем Assassin's Creed

Сериал Assassin’s Creed продолжает скользить по эпохам и странам. Еще недавно мы осваивались среди французских революционеров, баррикад и гильотин. В новой части, Assassin’s Creed: Syndicate, действие переносится на полвека вперед. Ареной новой игры станет викторианский Лондон, и трудно не согласиться: время и место выбраны превосходно.

Середина ХIX века оказалась одной из самых ярких и противоречивых эпох человеческой истории. Технический и социальный прогресс изменил лицо мира навсегда. Ученые стремительно постигали законы природы,, города росли как на дрожжах, планету стягивали пояса железных дорог, моря наполнялись пароходами, знания людей о мире стремительно приумножались. И все это происходило на фоне нищеты, эксплуатации человека человеком и высвобождения таких демонов, о которых люди даже не подозревали. Британская империя находилась в то время на пике своего развития, став в буквальном смысле государством, над которым никогда не заходит солнце.

XIX век стал веком механизмов. За считанные десятилетия железные дороги сделались привычной деталью пейзажа. Паровозы стремительно отвоевывали позиции у лошадей. Чудо техники показывало впечатляющие результаты, однако требовало огромной массы угля и жутко задымляло все вокруг. Еще более важный переворот произвело повсеместное внедрение новых механизмов на фабриках. Механизация всего и вся быстро сделала ненужным ручной труд крестьян на полях. Бывшие крестьяне были вынуждены толпами переезжать в города, чтобы работать на открывающихся заводах.

Лондон находился в центре этого мира. Огромный город, крупный даже по нынешним меркам, втягивал в себя людей как пылесос, а новинки техники внедрялись здесь с огромной скоростью. Лондон был одним из крупнейших в мире портов. В XIX веке Британия постоянно расширялась, захватывая все новые и новые колонии в Азии и Африке. Заморская торговля приносила баснословные барыши. Удачно вложив деньги, можно было за считанные месяцы составить состояние на торговле колониальными товарами. Чай, опиум, шелк, любое сырье…

Доставка товаров за тридевять земель существенно ускорилась по сравнению с прошлыми веками. Моря бороздили уже не каравеллы Колумба, а не зависящие от ветра пароходы и вылизанные, доведенные до совершенства парусные клиперы, связанные с сушей телеграфом. «Чайные гонки» парусников, шедших из Китая, стали чем-то вроде спортивного соревнования. Победитель, кроме морального удовлетворения, получал вполне реальный приз: доставивший груз первым успевал сбыть его по самой высокой цене.

Само собой, империя шествовала по планете не с лавровой ветвью в руках. Каждый год множество молодых людей отправлялось служить на край света. Британский флот был мощнейшим в мире, а армия воевала в самых отдаленных и глухих уголках планеты, от Памира до экваториальной Африки. Множество англичан сгинуло в схватках с индусами, гуркхами, африканскими племенами, а доктор Ватсон, как известно, поучаствовал в борьбе с уже тогда воинственными афганцами.

История английского XIX века пестрит именами авантюристов, бывших одновременно разведчиками, учеными, дипломатами и бойцами. Одни из них доживали до седин, получая кресты за добычу новых земель британской короне, другие бесследно исчезали в диких пустошах с труднопроизносимыми названиями. В этих экспедициях англичане, разумеется, сталкивались с агентами других держав, в частности, России. Соперничество наших стран за Среднюю Азию приобрело изрядный романтический флер под именем «Большой игры», закулисной борьбы великих держав за сферы влияния. Эта схватка отнюдь не исчерпывалась совершаемыми исподтишка диверсиями. Противники могли испытывать друг к другу изрядный пиетет и делать вполне рыцарские жесты. Такой пример подал, скажем, лейтенант Шекспир, выкупивший у хивинского хана его русских невольников. Впрочем, это было скорее исключением. Борьба за колонии была рискованной и жесткой игрой. Выжившие же рано или поздно возвращались домой, к меняющимся до неузнаваемости родным городам.

При сноровке и удаче человек мог взойти к вершинам славы и могущества буквально из ничего. Лицом эпохи легко можно назвать Сесила Родса. Пятый ребенок из семьи священника, в 16 лет признанный безнадежно больным (его с детства терзал туберкулез), Родс сумел не только выжить, но и выдвинуться на первые роли в британской политике. Уехав в южную Африку, он сумел побороть болезнь, завести ферму, а затем сделал состояние на бурно развившейся в регионе добыче алмазов. Однако Родс вошел в историю не как обычный делец, а как политик, железной рукой проводивший в Африке волю Британской империи. С его подачи британские колонии на Черном континенте расширились, а сам Родс спонсировал строительство железных дорог, модернизацию шахт и даже военные экспедиции против противников Британии. Не гнушавшийся никакими методами, от создания монополий до вооруженных нападений, Родс, однако, заложил основы процветания области, названной в его честь — Родезией. Обреченный сын священника под конец жизни управлял целым государством в государстве — со своей полицией, армией и флагом.

Пульс жизни Лондона мощно бился благодаря огромному количеству сжигаемого угля, служившего топливом для транспорта, жилых домов и фабрик. Приезжим, не бывавшим раньше в английской столице, иногда казалось, что где-то пылает крупный пожар. На самом деле, этот тяжелый туман был просто частью повседневной жизни. Джентльмен, протягивающий руку даме, мог из-за смога даже не вполне хорошо видеть ее лицо.

Зато в те времена были предприняты титанические усилия по очищению города от отходов жизнедеятельности. Чтобы Лондон не превратился в огромную помойку, активно строились разветвленная канализация и водопровод. Под городом выросла сложная и запутанная система труб и коллекторов. Помимо этого, возводился первый в мире метрополитен. Англичане по традиции тут же «населили» его призраками, однако в основе легенд лежали вполне реальные мрачные истории: во время строительства рабочие потревожили несколько старых и давно забытых кладбищ. Кроме метро к услугам лондонцев были более традиционные кэбы и омнибусы, конные «маршрутки», в час пик увешанные пассажирами, залезавшими даже на крышу.

Промышленная революция требовала жертв. Типичный рабочий день лондонца длился 12-14 часов, а работать начинали с раннего детства. Те, кто не мог найти заработок, попадали в работные дома с жестоким, почти тюремным режимом или должны были выполнять общественные работы за крышу над головой и ужин. Судьба временных работников была тяжкой: на парламентских дебатах замечали, что условия жизни этих несчастных были хуже, чем на сибирской каторге. Едва ли не прикованные к своим машинам, люди сами становились их деталями, а если кто-то калечился или умирал…Что ж, на любое рабочее место всегда имелось множество претендентов-бедняков.

Само собой, наплыв новых людей в большие города и массовая бедность вели к росту преступности. Как раз в XIX веке появилась регулярная полиция, и она не сидела без работы. Полисмены были скованы массой формальностей, помогавших защититься от злоупотреблений, но и создававших трудности в поимке настоящих преступников. Один из инспекторов публично досадовал на литературного героя Шерлока Холмса, куда более вольно относящегося к закону, чем могли себе позволить констебли.

Типы же за блестящим фасадом Британии водились самые разные. Широко известна история маньяка Джека Потрошителя, однако страна знала и более любопытные коллизии. Например, строгие нормы морали не позволяли анатомам свободно работать с мертвыми телами. Исследователи должны были покупать трупы у расхитителей могил, а то и лично добывать покойников. Вокруг тел в викторианской Британии сложилась целая подпольная индустрия.

В 1828-м году по Британии прогремело дело двоих содержателей доходного дома в Эдинбурге. Господа Берк и Хэр, владельцы предприятия, убивали постояльцев и сбывали трупы Эдинбургскому университету. Главным покупателем был Роберт Нокс, светило тогдашней науки, ведущий анатомических курсов. Просвещение и грязный, замешанный на убийствах бизнес, шли рука об руку. В конечном итоге Берка и Хэра разоблачили и подвергли каре (скелет Берка до сих пор стоит в Эдинбургском университете), а мистер Нокс продолжал успешно трудиться на медицинском поприще.

Впрочем, и менее экзотических преступников в городе на Темзе хватало. Лондон мог похвастаться самыми разнообразными бандами, вплоть до терроризировавшей магазины женской шайки со странным названием «Сорок слонов». Постепенно полиция оттесняла уличные шайки в отдаленные районы вроде Ист-Энда, однако вплоть до ХХ века окраины Лондона считались одним из самых опасных мест, а бандиты периодически выясняли отношения в жестоких побоищах стенка на стенку. Не менее впечатляющей была история нескольких латышских анархистов, бежавших из родных краев и устроивших серию кровавых перестрелок с констеблями Скотланд-Ярда, пытавшимися их изловить за вооруженное нападение на лондонскую ювелирную лавку.

Впрочем, анархисты были не единственными представителями экзотических воззрений, каких можно было встретить в тогдашнем Лондоне. Интеллектуальная жизнь била ключом. Британия была в те времена научной державой номер один в мире. Легко вспомнить хотя бы отца теории эволюции Чарлза Дарвина. К слову, на некоторых артах к Syndicate ассасин изображен как раз в его обществе, так что вполне вероятно, знаменитый биолог окажется среди действующих лиц.

Разнообразная, контрастная и не каждый день попадающая в видеоигры Викторианская эра уже сама по себе добавляет грядущему Assassin’s Creed обаяния. Остается ждать и надеяться, что в эти великолепные декорации будет вписана действительно впечатляющая история.

Смотрите также
Аллоды Онлайн: Бессмертие
Фичер
Аллоды Онлайн: Бессмертие
Получится ли из Civilization киберспортивная дисциплина?
Фичер
Получится ли из Civilization киберспортивная дисциплина?
Главные онлайн-события ноября 2016
Фичер
Главные онлайн-события ноября 2016
Дата выхода

Assassin's Creed: Syndicate

PC (Windows), PlayStation 4, Xbox One
Альтернативное название: Assassin's Creed: Синдикат
8.5
Оценка редакции
Читать рецензию
Оставьте отзыв об игре
Издатель
Ubisoft Entertainment
Локализатор
1C-СофтКлаб
Режимы игры
одиночный режим
Модель распространения
цифровая доставка, розничная продажа
Дата выхода
(PlayStation 4, Xbox One), (PC (Windows))
Системные требования
Минимальные
Intel Core i5 2400s @ 2.5 GHz, 6 GB ОЗУ, NVIDIA GeForce GTX 660 (2GB)
Рекомендуемые
Intel Core i7 3770 @ 3.5 GHz, 8 GB ОЗУ, NVIDIA GeForce GTX 760 (4GB)
Чат выключен. Включите чат, чтобы видеть, кто есть в сети.
Отсутствует соединение с сервером. Соединение будет восстановлено автоматически.
У вас пока нет друзей.
Ваш аккаунт не верифицирован. Для верификации
укажите номер телефона.
Авторизуйтесь, чтобы общаться с друзьями.
Новое сообщение
Пользователь в игре
Рассылка новостей
Для подписки на новости укажите вашу почту
Подписаться