Галерея картин вдохновения

Виталий Минеев (пользователь)

Какие художники воодушевляют разработчиков при создании игр

Прекрасному явлению видеоигр уже исполнилось больше полувека, однако одним из видов искусства они так и не были признаны до сих пор. Гораздо чаще видеоигры награждают статусом азартного развлечения, вредоносной поп-культуры или даже наркотической зависимости. Эстетствующим скептикам невероятно сложно приравнять какой-нибудь Bioshock к картинам Ван Гога, скульптурам Микеланджело, сонатам Бетховена или «Гражданину Кейну» Орсона Уэллса. А разработчики, при этом, совсем не против равняться с великими, черпая вдохновение в произведениях знаменитых авторов. Однако если мы привыкли встречать в играх отсылки к фильмам, цитирование драматургов, использование классической музыки, то влияние мира изобразительного искусства легко можно упустить.

Густав Климт — это известный и особенно ценимый австрийский модернист XIX века. Две его знаменитейших работы — «Портрет Адели Блох-Бауэр I» и «Поцелуй» легли в основу стилистики игры Transistor.

«Портрет Адели Блох-Бауэр I» и «Поцелуй»

Джен Зи, арт-директор игры, позаимствовала многообразную цветовую палитру художника, доминирующую роль в которой играют оттенки золотого. Не остался незамеченным и обязательный элемент многих картин Густава — чёткий геометрический орнамент, вплетённый в реалистичные образы и ставший частью многих декораций.

Скриншот и концепт-арт игры

Кроме того, Климт питал большую страсть к рыжеволосым девушкам, что, скорее всего, и отразилось на выборе цвета волос героини.

Верхний ряд: «Даная», «Водяные змеи II», нижний ряд: «Девушка с голубой вуалью» и концепт-арт Transistor

Но даже этого показалось Джен Зи недостаточно, чтобы воздать дань любимому художнику, и на своих концептах в Devianart она ещё сильнее подчеркивает связь между стилистикой Transistor и его работами:

В отличие от многих других творцов карандашом, любитель невозможных фигур натолкнул многих разработчиков не только на визуальное оформление и левелдизайн, но и на геймплей. Заигрывание с перспективой, пространством и уровнями нашло своё воплощение в таких проектах, как, например, Back to bed. В какой-то момент стена становится полом, разные этажи оказываются одним и тем же — всё по лекалам работ гениального художника.

Слева — скриншот из Back to bed, справа — «Восхождение и спуск» Эшера в цвете

В The Bridge стилистика полностью выполнена в духе карандашных набросков Эшера. В центре внимания — игра с гравитацией, а сам художник, похоже, оказался главным героем игры:

Слева — «Картинная галерея» Эшера, справа скриншот из игры

А игра Monument Valley полностью состоит из архитектурных конструкций, так любимых творцом. За одним любопытным отличием: тогда как магия Эшера понятна в статике, в Monument Valley она проясняется с движениями героини и поворотами камеры.

Слева скриншот игры, справа — «Водопад» Эшера в цвете

Впрочем, разработчики множества инди-игр так или иначе подглядывали к Эшеру. Пересчитать их все практически невозможно.

Верхний ряд: Ghosts of Memories, EchoChrome, Evo Explores, нижний ряд: Perspective, FEZ

В поисках музы для создания своих персонажей художественный отдел Arkane Studious наткнулся на картины Мальчевского, которые мгновенно стали ориентиром для создания персонажей игры Dishonored. Грубые черты лица, «резкий» стиль, бескомпромиссное отношение к натурщику: Яцек устремляет внимание даже не к самым приятным деталям человека, извлекая из него мрачные, а, порой, жуткие черты. Это переняли, пожалуй, все действующие лица вселенной Dishonored, кроме разве что Эмили и Императрицы Колдуин.

Верхний ряд: «Портрет Яна Каспровича», «Польский Гамлет», «Одна Песня», «Автопортрет в доспехах», нижний ряд: концепт-арты персонажей игры

Стоит заметить, что Мальчевский — это не единственный художник, чьё влияние захлестнуло Arkane Studious в процессе разработки игры. Например, знаменитый итальянский пейзажист XVIII века Каналетто помог геймдизайнерам создать Даунвол на мотив Лондона Викторианской эпохи. Как итог, многие архитектурные решения в игре исходят именно с этих полотен.

Верхний ряд: скриншот и концепт-арт игры, нижний ряд: «Нортумберленд-Хаус» и «Лондон. Темза и дома пригорода Ричмонда» Каналетто

А мрачной атмосферой города разработчики прониклись за детальным изучением работ француза Гюстава Доре. Тёмный, давящий и неуютный — Лондон на эскизах Доре напрочь лишён напускного романтизма.

Сверху: ранний концепт-арт и скриншот из игры, снизу: «Железная дорога над Лондоном» и «Под арками» Доре

Хотя в итоге общее настроение игры получилось на полтона светлее. Почти как на работах Эткинсона Гримшоу, который тоже попал в список вдохновителей дизайнеров Dishonored.

Сверху: концепт-арт и официальные обои к игре, снизу: «Бли-Тарн при первых лучах Солнца, в отдалении Лэнгдейл-Пайкси» и «Отражение в Темзе, Вестминстер» Гримшоу

За свою многолетнюю карьеру Эйвинд Эрл успел побыть и вольным художником, и дизайнером, и даже поработать на «Мышинный дом», что отразилось на его работах, а затем и на Banner Saga. Характерными чертами художника являются панорамные картины, абстрактность происходящего и минимум деталей. То, что другие изобразят тысячей мазков, Эрл нарисует в три — легко и изящно.

Сверху — «Три лошади» Эрла, снизу концепт-арт к игре

Эрни Йоргенсен, арт-директор игры, признался, что фундаментом всей игровой стилистики выступили работы Эрла. С лёгкостью убедив остальную команду в том, что Banner Saga должна выглядеть именно так, Эрни продолжил следовать пути художника. Поздние работы Эрла становились более сложными и наполнялись мелкими элементами. В Banner Saga отображён и этот переход.

Сверху — «Зима» Эрла, снизу концепт-арт к игре

Барлоу — это художник новейшего времени, но уже сейчас успел зарекомендовать себя как выдающегося художника-фантаста современности. Он обожает рисовать ад, это его неотъемлемое право и рьяная страсть. Ад Барлоу не встречает грешников яркими цветами — это сдержанная палитра, а также обилие гаргулий и массивных построек, усыпанных рунами. Его впечатляющий стиль, по словам разработчиков перезапуска DOOM, служил ориентиром при создании визуальной составляющей игры.

Сверху: «Смотровая башня» и «Военные врата» Барлоу, снизу: скриншот и концепт-арт игры

А ещё это полчища демонов, ведомых куда-то своими непонятными демоническими мыслями. Нельзя не отметить сходства между внешностью обитателей Преисподней по версии художника и по версии дизайнеров DOOM.

Сверху: «Элигор», «Астарот и его фельдмаршал Небирос» и «Улицы Диса» Барлоу, снизу: скриншоты из игры

Кстати, Барлоу успел побывать и арт-директором игры Dante’s Inferno, поэтому за ним навсегда останется весомый след в истории видеоигр.

Скриншоты из игры

Ещё один любитель адских антуражей — а точнее профессионал — вдохновил не один десяток художников и геймдизайнеров самых разнообразных игр. Например, он повлиял на работу креативного директора Ubisoft Montpellier, Эрика Чани, ответственного за художественную составляющую From Dust. Большое впечатление на Эрика произвёл мрачный сюрреализм Бексиньского, а также странные создания, которые сильно похожи на людей, но сложно сказать наверняка.

Сверху: скриншоты из игры, снизу: неназванные картины Бексиньского

Прошлогодний Tormentum тоже перенял характерные черты картин Бексиньского. В основном, коснулось это местной архитектуры.

Слева — неназванная картина Бексиньского, справа — концепт-арт Tormentum

Но совершенно неожиданно было встретить мощный отсыл к художнику… в анонсирующем трейлере Dawn of War III. Работы Бексиньского оказались вплетены в ролик практически в неизменном виде. Провести аналогию между любимым Здзиславом адом и войной во вселенной Сорока тысяч –достаточно мощный ход.

Сверху: неназванные работы Здзислава, снизу: кадры из трейлера Dawn of War III

Во многом, работы Бексиньского напоминают работы другого широко известного художника.

Ну а про Гигера каждый наверняка слышал хотя бы раз. Это легенда мрачного, невероятно стильного арта, который волновым эффектом взбудоражил творцов по всему миру — те скопом перенимали его элементы и создавали собственные, не менее впечатляющие работы. Его творчеству посвящены тысячи статей, поэтому не будем повторяться, а лишь предложим прочитать соответствующий фичер редакции.

И, напоследок, ещё несколько параллелей, упомянутых разработчиками, очевидных и не очень, которые также достойны упоминания.

Сверху: «Задумчивость» Альфонса Мухи и Abyss Odyssey, снизу: «Композиция А» Пита Мондриана и Thomas was alone
Сверху: «Готен-яма холм, Синагава на Токайдо» Кацусики Хокусай и Okami, снизу: Icycle: On Thin Ice и «Сын человеческий» Рене Магритта
Сверху: «Мой сосед Тоторо» Хаяо Миядзаки и Ori and the Blind Forest, снизу: «Микки Маус» 1929-го года и Cuphead
Смотрите также
Грандиозные творения, созданные игроками
Грандиозные творения, созданные игроками
Главные новинки Electronic Arts и Bethesda на Е3
Главные новинки Electronic Arts и Bethesda на Е3
Slither.io и другие отличные клоны Agar.io
Slither.io и другие отличные клоны Agar.io
Чат выключен. Включите чат, чтобы видеть, кто есть в сети.
Отсутствует соединение с сервером. Соединение будет восстановлено автоматически.
У вас пока нет друзей.
Ваш аккаунт не верифицирован. Для верификации
укажите номер телефона.
Авторизуйтесь, чтобы общаться с друзьями.
Новое сообщение
Пользователь в игре
Рассылка новостей
Для подписки на новости укажите вашу почту
Подписаться