Интервью с Александром Стахановым, директором «Музея советских игровых автоматов»

Фет (пользователь)

О тяжелой судьбе многих автоматов, как мечта двух студентов стала реальностью и даже больше

Справа налево: Александр, сооснователь музея Максим Пинигин и художественный руководитель Александр Вугман (фото из официального Фейсбука музея)

В материале о «Музее советских игровых автоматов» я поделился своими впечатлениями и рассказал как играл в некоторые из машин. В общем, мне понравился музей, атмосфера советского прошлого, которую он дарит, понравилась и общая организация. Тогда же я пообщался с его директором и одним из основателей — Александром Стахановым.

Здравствуйте, Александр! В первую очередь хотел бы поблагодарить вас за такой уникальный в своем роде музей. Я у вас уже бывал, и каждый раз это был действительно отличный, ни на что не похожий опыт.

Спасибо.

Для начала простой вопрос: «Как пришла идея открыть музей — с чего все начиналось?»

Это была стандартная мечта советского школьника — иметь дома «Морской бой». С этой мечты, которая была 25 лет назад, и начался наш музей. Мы с другом детства, тоже Александром, будучи уже аспирантами института, как-то в шутливом разговоре обмолвились, что не плохо было бы найти «Морской бой» из детства. Первоначально была просто идея найти этот автомат и поставить его дома. Потом пришло понимание, что это нам интересно, а автоматов нет ни у кого и если не собирать по крупицам все, что на тот момент осталось, то они исчезнут совсем.

Это замечательно, потому что советские игровые автоматы во многом отличаются от всего, что было на Западе и в Японии.

В общем-то, ничем не отличаются, но они нам родные, так как связаны с нашим детством.

Я понимаю, что наши инженеры многое скопировали, но все же эти машины имеют свой родной шарм и этим уникальны.

Да, они такие, какими могли быть только в Советском Союзе.

Знаете, я читал много отзывов о вашем музее и у людей старшего поколения это ностальгическое переживание, им интересно сравнить свои ощущения «как было тогда и как сейчас». Но я также заметил, что к вам приходят и дети, и молодежь. В чем ваш секрет, надеюсь не только мода на ретро?

Посетители с детьми к нам приходят, чтобы показать игры, в которые они играли. А молодежь к нам ходит потому, что мы старались сделать правильное место, у нас уделено много внимания самому пространству, наше пространство, с точки зрения архитектуры, очень приятно.

Вы ведь первоначально не здесь выставлялись, а новое помещение, наверное, выбрали не случайно. Оно действительно обладает очень архаичной архитектурой, духом того времени.

[смеется] Любое большое пространство с неровными стенами будет в нашем духе. Собственно, из-за всего этого, из-за нашей любви к деталям мы стали, от части, модным местом.

Наверное, и хипстеры часто к вам заходят...

Ну да, все хипстеры Москвы у нас уже были и еще будут.

У вас недавно открылся второй музей в Санкт-Петербурге. Расскажите о нем, чем от отличается? Я там не был, но по фотографиям, кажется, там здание побольше.

Да, 15 июня мы открыли второй наш музей в Санкт-Петербурге. Он абсолютно такой же, но архитектурные решения накладывают впечатление на общее пространство. Я бы сказал, что с точки зрения самого внутреннего пространства тот музей гораздо лучше, плюс он находится в самом центре и поэтому в жизни города он будет, со временем, играть большую роль, чем московский.

Но ведь Бауманская — тоже людное место, у метро много студентов и рабочих, что, бывает, не протолкнуться.

Это место, где фактически никого нет, на нашей улице очень мало прохожих.

То есть случайного человека не заинтересуешь…

Да, это так.

За годы существования музея, за 6 лет вы прошли большой путь и, наверное, у вас выработалась основная идея, которую вы несете.

Как ее сформулировать? Мы делаем машину времени в советское детство и, точнее даже, в атмосферу парка культуры того времени. Вот такая у нас машина времени, которая ограничена возможностями в плане пространства. У нас нет больше места и расшириться, чтобы реализовать какие-то крутые элементы того времени, к сожалению, мы не можем.

Интервью будет опубликовано на игровом сайте, поэтому не могу не задать вопрос: вы сами игрок, интересуетесь ли современной игровой индустрией или вы больше по аркадному прошлому?

И по аркадному прошлому-то я не очень, а в компьютерные игры не играю и никогда не играл. Советские игровые автоматы с точки зрения игры меня тоже не очень интересуют. Там простые сюжеты и все достаточно понятно.

А «Дэнди» и «Сега» тоже прошли мимо вас?

Нет, «Дэнди» и «Сега» прошли, конечно, по мне в детстве, но на этом увлечение и закончилось. А к вопросу «играю ли я в игровые автоматы?» — только в спортивные, в которых идет соревнование с соперником. В эти автоматы мы иногда играем.

Тогда назовите свои любимые игровые автоматы.

Из советских «Кегельбан» и «Хоккей» — вот короткий списочек.

Есть ли у вас какие-то интересные истории, связанные с игровыми автоматами, с тем как вы их искали?

Любой автомат, который попадает к нам в музей, имеет свой интересный путь, у каждого из них есть своя история. Какие-то автоматы мы натурально забрали в неохраняемом бывшем пионерском лагере. Может быть, мы их в какой-то степени похитили, но так как собственника нет, забора нет и окон нет, то мы их забрали и спасли, таким образом.

Есть автоматы, которые приехали очень из далека и имеют совершенно странные места появления. Например, есть история про «перевал Дятлова» – очень трагичная история. И вот какие-то из наших автоматов ехали из поселка, который находится в 120 километрах от перевала, да. [смеется] Это Северный Урал, – очень труднодоступная точка – но мы узнали про эти автоматы, купили их и привезли в Москву.

Вот такие истории про наши автоматы и таких историй достаточно много: какие-то мы привезли из Новосибирска, какие-то из маленького парка в Тульской области, в котором они 20 лет стояли и не были никому нужны.

Да, я многое читал в официальном блоге и Фейсбуке музея, это очень интересно. Вы же еще их сами чините. А как достаете детали?

Из трех один — это классический способ восстановления. Берется три автомата, из них собирается один работающий, потому что новых запчастей нет и менять их на что-то аналогичное, современное — это супер сложная задача.

Вы не боитесь отдавать автоматы в аренду, ведь за ними нужен уход, а чинить их трудно.

Ну, к счастью, мы обладаем запасом самых популярных. Автоматов «Морской бой» у нас 6, поэтому, при полном нашем контроле и присутствии, их действительно куда-то возим, они снимаются в кино, видеоклипах и участвуют в презентациях нефтяных компаний иногда — это хорошее подспорье музейному бизнесу.

Есть еще какие-то планы на будущее, может быть по расширению, или вы постоянно находитесь в поиске новых «экспонатов»?

Недавно мы открыли музей в Санкт-Петербурге и, к счастью, с этим музеем все хорошо, он в первые полгода своего существования пользуется популярностью и если дальше все пойдет благополучно, то мы подумаем открыть музей где-нибудь еще. Пока никакой конкретики нет, но это планы на ближайшие года 2-3.

Знаете, мне очень нравится организация самого музея: можно и экскурсию заказать и поясняющие подписи к автоматам есть…

Это была сложная задача, для людей не гуманитарных трудов. Мы все суровые технари, поэтому эти подписи к автоматам в том виде, котором они есть сейчас, дались для нас очень тяжело. Они появились ни в первый год работы музея и даже не во второй.

Наверное, еще информации не хватало?

Не, информация была, важно было ее правильно и системно перебрать. У нас скоро появится старый автомат по продаже билетов. Повесить его на стену и заставить работать — это одно, а сделать так, чтобы человек, который его случайно увидел, почерпнул о нем много информации, чтобы это был для него не просто непонятный кусок железа. Вот это наша основная задача.

Это очень важный момент. Для сравнения, я был в том году на «Retro Games Show». Там один «меценат», назовем его так, скупил огромное количество старых зарубежных приставок, и выставил их в «АРМе», в самом старом затхлом здании поставили столы, витрины. В какие приставки можно играть – играйте, в какие нет – смотрите на витринах. Вроде бы это все, от части, соответствовало атмосфере былых лет, но организовано было неподобающе. В связи с этим интересно узнать: не хотите ли вы собирать старые приставки, или зарубежные игровые автоматы?

Все это, скажем так, нам не интересно, мы выбрали для себя направление, которым хотим заниматься, а притягивать сюда приставки и иностранные автоматы – это будет уже другой проект.

Думаете, аудитория не найдется?

Нет, аудитория будет. Если назвать это «Музей игровых приставок», сделать правильную маркетинговую программу его раскрутки, то это будет успешный проект, но пускай им занимается кто-то другой.

И напоследок вы, может, пожелаете что-то современной молодежи, современным игрокам.

Пам-пам-пам, сейчас подумаю. Мне не хотелось бы давать советов, как в «Собачьем сердце»...

Тут не обязательно говорить что-то пафосное, достаточно, например: «Приходите к нам, узнайте что-то новое, окунитесь в прошлое и поиграйте в игры, в которые играли ваши родители».

Да, наверное, такой позыв мне кажется действительно уместным. Приходите в наш музей, наверное не всем будет понятно, откуда растут ноги у большинства игровых процессов, но кто-то, может, найдет коренных прародителей многих современных компьютерных игр здесь, в «Музее Советских игровых автоматов».

Спасибо за беседу!

Смотрите также
Пять причин купить Assassin's Creed The Ezio Collection
Фичер
Пять причин купить Assassin's Creed The Ezio Collection
Хакеры против правительств
Фичер
Хакеры против правительств
Как выглядели онлайн-игры 30 лет назад
Фичер
Как выглядели онлайн-игры 30 лет назад
Чат выключен. Включите чат, чтобы видеть, кто есть в сети.
Отсутствует соединение с сервером. Соединение будет восстановлено автоматически.
У вас пока нет друзей.
Ваш аккаунт не верифицирован. Для верификации
укажите номер телефона.
Авторизуйтесь, чтобы общаться с друзьями.
Новое сообщение
Пользователь в игре
Рассылка новостей
Для подписки на новости укажите вашу почту
Подписаться