Настоящие ассасины

Тимур Шерзад (редакция)

Кто и почему основал орден ассасинов, против кого они боролись и какие интересные легенды с ними связаны

Сегодня десятилетний юбилей отмечает Assassin's Creed — первая часть долгоиграющей франшизы вышла 13 ноября 2007-го. Ее основные события разворачиваются в 1191 году, во времена Третьего крестового похода, и повествуют о давнем противостоянии Братства ассасинов и Ордена тамплиеров. И хоть серия уже давно перестала ассоциироваться со средневековым Востоком, этот конфликт по-прежнему играет в ней центральную роль. В нашей статье мы погрузимся в историю общины низаритов и развенчаем мифы, окутавшие ассасинов задолго до выхода знаменитого творения Ubisoft.

Великие расколы

8 июня 632 года в аравийском городе Медина скончался мусульманский пророк Мухаммед. Основанное им религиозное учение еще не набрало полной силы, а вдохновленные им арабы не успели достигнуть предела своей экспансии. Тем не менее уже на этом этапе в исламской общине вызревали предпосылки для раскола.

Мухаммед на картине Григория Гагарина (фрагмент)

Со смертью Пророка встал вопрос о наследнике, из-за чего и начались конфликты. Члены лояльных Мухаммеду племен из Медины хотели выбрать халифом, то есть главой мусульман, своего земляка Сад ибн Убада. Это не понравилось влиятельному мекканскому племени курайш, которое тут же надавило на мединцев. Вместо Убада, которого вынудили уехать из Аравии, халифом стал один из предводителей курайшитов, человек по имени Абу Бакр.

Первые четыре халифа происходили из племени курайш. Погибель последнего из них, Али ибн Абу Талиба, пришла из Сирии, где властвовал Муавия, еще один влиятельный мекканец. Воцарение Али сопровождалось конфликтами и гражданскими войнами, и Муавия поставил в них (и в жизни Талиба) жирную точку. Но, основав династию Омейядов и возглавив Халифат, он положил начало куда более глубокому и длительному противостоянию.

Убийство Али в 661 году раскололо исламский мир на суннитов и шиитов. Первые (сегодня их 80-90% среди мусульман) приняли новый Халифат, вторые же встали в жесткую оппозицию. Шииты свято верили, что Мухаммед назначил преемником именно Талиба, а не трех первых халифов, и что глава мусульман должен быть не просто из рода Пророка, а именно из потомков Али. В качестве доказательств приводились некоторые хадисы (цитаты Мухаммеда), но ни один из них не давал четкого и однозначного указания на преемственность Али. Эта двусмысленность давала возможность бескомпромиссно стоять на своем как суннитам, так и шиитам.

Мечеть, возведенная на месте захоронения Али ибн Абу Талиба, до сих пор является одной из самых почитаемых шиитских святынь

Сунниты и шииты пользовались одними и теми же священными книгами, но политическая изоляция привела к разному их толкованию. Как следствие, росла религиозная рознь. За столетия раскола взаимная нелюбовь членов этих течений укоренилась настолько, что порой они ненавидели друг друга больше, чем крестоносцев. В случае с ассасинами этот фактор взаимной неприязни сыграет значительную роль.

В VIII веке произошел раскол уже среди шиитов. Исмаил, сын шестого шиитского имама, был лишен права наследования по политическим соображениям, и это сплотило вокруг него множество несогласных. Через несколько лет он умер, что было небеспочвенно воспринято последователями как убийство. История Али повторилась в миниатюре — на недовольстве части шиитской общины родилось движение исмаилитов.

Пик влияния исмаилизма пришелся на годы халифата Фатимидов (909—1171), но и в эти времена общину преследовал призрак раскола. Теперь он произошел в конце XI века, во время гражданской войны между сыновьями исмаилитского халифа. Причина их вражды та же — вопрос наследования. Поддерживающие аль-Мустали образовали мусталитское течение, а последователи Низара — низаритское. Именно последние и стали известны на Западе как ассасины.

Рождение ордена

Основателем государства ассасинов стал персидский низарит Хасан ибн Саббах. Преследуемый суннитами-сельджукидами, он нуждался в сильном укрепленном пункте, где можно было бы разместить руководящий центр общины. Выбор пал на Аламут — неприступную крепость в горах Эльбурса, что на территории сегодняшнего Ирана. Она была построена на утесе и находилась в двухстах метрах над уровнем моря, поэтому все подходы к ней отлично просматривались. Внутри имелось место для провизии и глубокое водохранилище, не высыхавшее даже в самую жаркую погоду.

Крепость в городе Масиаф в игре и реальности. Понимающие толк в фортификации низариты стремились контролировать горные твердыни — Аламут и Масиаф были лишь двумя из них

Выбор объекта был идеален. Крепость занимал сельджукский наместник, но при всей своей неприступности она все-таки была слабым звеном — население окрестных земель исповедовало исмаилизм. Алави Махду, нерешительного характера человек, владевший крепостью от лица сельджуков, тоже склонялся к этому течению. Хасан умел уговаривать уязвимых людей, и взятка в три тысячи золотых динаров решила судьбу Аламута — сильнейшая твердыня была сдана без боя в 1090 году. После этого Саббах принялся захватывать соседние земли. Пользуясь поддержкой исмаилитского населения, его люди брали один город за другим. При этом низариты понимали значимость укреплений и, овладевая неприятельскими крепостями, не забывали строить свои. В горах, где контроль над узкими проходами был важен как никогда, эта тактика надежно закрепляла их завоевания.

Хасан основал новое учение — «Дават-и-джадит», что означает «призыв к новой вере». Используя в качестве основы знакомые местным жителям шиитские поверья о приходе «скрытого имама» (в Европе этот фольклорный мотив известен как «король под горой»), он превратил религиозное движение в политическое. Его учение в первую очередь отвечало проблемам государства низаритов, и главной из них была смертельная вражда с сельджуками, вполне способными положить конец существованию их общины. Хасан ибн Саббах проповедовал освобождение Ирана от власти султана — только так молодое государство могло обеспечить долгосрочную безопасность от могущественного сельджукского образования.

Бесстрашные убийцы

Хасан организовал под своим руководством нечто вроде сицилийской мафии — из окрестных деревень в его орден набирались наиболее подходящие рекруты. Обучение они проходили в низаритских крепостях. Строжайшая дисциплина и «Дават-и-джадит» делали из них хорошо подготовленных и фанатичных бойцов — ассасинов.

Земли Хасана в основном находились среди гор и были защищены рядом сильных крепостей. Пробиться через них смогла бы лишь хорошо подготовленная армия, поэтому организация похода против низаритов требовала времени. Излюбленной ответной тактикой ассасинов стали громкие политические убийства — смерти ключевых лиц противника сильно замедляли или даже срывали военные приготовления и могли посеять хаос в стане врага. Именно поэтому действия реальных ассасинов отличались от игровых — если последние действовали тихо, то низариты были скрытными лишь до момента атаки. Убийства почти всегда проходили на людях, демонстративно, и почти всегда заканчивались смертью или поимкой исполнителя.

Игра Ubisoft — далеко не первый продукт, использующий образ ассасинов в качестве основы

Убийцы ордена нарекались фидаями — «жертвующими». Им не требовалось продумывать отход после нанесения удара, что сильно расширяло спектр тактических возможностей. Презрение к собственной жизни тоже являлось оружием. Сам факт наличия у ордена множества не боящихся смерти и умеющих маскироваться бойцов мог деморализовать командный состав неприятеля. Это вполне могло повлиять на энтузиазм очередного сельджукского предводителя, решившего организовать поход против низаритов.

Показательной является судьба визиря Низам аль-Мулька. Будучи персом на службе сельджукидов, он был сторонником сильного централизованного государства — словом, идеальный игровой «тамплиер». Низам преуспел на почве притеснений исмаилитов, что не могло остаться незамеченным среди низаритов. К 1092 году сельджуки организовали поход на земли ассасинов и осадили Аламут. Личность и репутация Низама сыграли против него — Хасан отдал приказ, и визиря настиг кинжал убийцы. То же самое случилось с двумя его сыновьями, пытавшимися отомстить за отца. Через месяц странной смертью умер и сельджукский султан. Началась гражданская война за престол, и сельджукам на какое-то время стало не до низаритов. Воспользовавшись переполохом, Хасан значительно расширил сферу влияния своего молодого государства.

Громкие убийства продолжались — глава низаритов не собирался отказываться от эффективного метода. Сельджукская знать увеличивала количество телохранителей, носила кольчуги под одеждой, но ничего не помогало. В итоге на ассасинов начала работать их зловещая репутация — им приписывали едва ли не каждое политическое убийство, совершаемое в регионе. Но предводитель ордена и не возражал, ведь страх перед убийцами работал на него. Пока ассасинов боялись, их государство было в безопасности.

Учитывая наличие под боком ряда могущественных врагов, от крестоносцев до сильных суннитских образований, небольшой орден продержался немало — низаритское государство было уничтожено монголами лишь в середине XIII века. Впрочем, в виде религиозной общины низариты существуют до сих пор, но о политической самостоятельности и какой-либо государственности речи уже не идет.

Мифы об ассасинах

На Западе низариты (в большей степени сирийские, нежели иранские) стали известны под именем ассасинов. До путешествующих по средневековому Востоку европейцев доходили отрывочные легенды — о старце горы, его дворцах и о молодых людях, набираемых в орден с ранних лет. Согласно мифу, старец использовал гашиш, чтобы показывать приспешникам ждущий их рай. Те же, уверенные в истинности загробной жизни и предстоящих удовольствий, охотно шли на мученическую смерть. От слова «хашишин» («употребляющий гашиш») и пошло европейское «ассасин», которым впоследствии стали обозначать любых убийц, а не только низаритских.

Аль-Муалим из Assassin’s Creed — это реально существовавший старец горы Рашид ад-Дин Синан

Невольно способствовали распространению подобных легенд и сами низариты, хранящие в строжайшей тайне все, что было связано с убийцами и вопросами их подготовки. Но ни один из найденных исмаилитских источников времен существования ордена не упоминает об использовании гашиша. Не дают однозначного ответа и тексты мусульман-противников низаритов. Да, последние там называются «хашишинами», но нигде не объясняется, что именно это значит. При этом ясно, что суннитам не требовалось объяснение уровня «попробовали гашиш, уверовали в рай и не боятся смерти». Они уже сотни лет были знакомы с шиитской концепцией мученичества, выросшей еще из гибели Али. Тот, согласно шиитским поверьям, предчувствовал свое убийство и с достоинством принял смерть.

К XII-XIII векам употребление гашиша низшими слоями мусульманского населения значительно возросло. Исламский мир переживал нечто вроде наплыва наркоманов, что вызвало бурное общественное обсуждение. Росло количество трактатов, осуждающих курение гашиша. И действительно, термин «хашишин» стал обозначать низкий социальный статус и образ безвольного наркомана, неспособного соблюдать мусульманские предписания вроде молитвы и поста. Но также это слово часто означало изгоя или опасного для общества человека. Именно в этом контексте оно и применялось к низаритам, которые, с точки зрения противоборствующих им конфессий, соответствовали и тому и другому. В пользу этой теории говорит и то, что если бы ассасины регулярно употребляли гашиш, то вряд ли бы смогли долго и упорно тренироваться, а затем проявлять достаточно самообладания для маскировки, длительного выжидания и нанесения смертельного удара.

Родившийся в XIX веке ориентализм романтизировал представления европейцев об экзотическом Востоке, и мифы об ассасинах многие приняли за чистую монету

Легенда с буквальным употреблением гашиша была усвоена именно европейцами, склонными романтизировать все, что встречалось в новом для них регионе. Британский историк-арабист Марк Сэджвик верно подметил, что восприятие Востока Западом всегда будет основываться на противопоставлении. Это в полной мере работало и в Средние века — путешественники, приехавшие из феодальной Европы, инстинктивно экзотизировали все увиденное. На Востоке все должно было максимально отличаться от того, что было дома, отсюда и такая доверчивость к услышанным от третьих лиц легендам.

Монгольские завоевания XIII века отрезали европейцев от низаритов. О том, что община «ассасинов» еще существует, жители Запада узнали лишь в девятнадцатом столетии. За это время привезенные крестоносцами и купцами рассказы о секте загадочных убийц, наставляемых одурманивающим разум старцем горы, зажили своей жизнью и прочно вошли в европейский фольклор. Именно поэтому сеттинг первой Assassin’s Creed вызвал такой энтузиазм на Западе — он был не только незатасканным в игровой индустрии, но и нес в себе культурный код западноевропейской, а не исламской цивилизации.

Смотрите также
Тест: ассасин, тамплиер или мимо проходил?
Фичер
Тест: ассасин, тамплиер или мимо проходил?
Cамый мужественный косплей
Фичер
Cамый мужественный косплей
Лучшие симуляторы выживания 2017
Фичер
Лучшие симуляторы выживания 2017
Тест: какой вы ассасин?
Фичер
Тест: какой вы ассасин?
1 из картинок Открыть оригинал
Чат выключен. Включите чат, чтобы видеть, кто есть в сети.
Отсутствует соединение с сервером. Соединение будет восстановлено автоматически.
У вас пока нет друзей.
Ваш аккаунт не верифицирован. Для верификации
укажите номер телефона.
Авторизуйтесь, чтобы общаться с друзьями.
Новое сообщение
Пользователь в игре
Рассылка новостей
Для подписки на новости укажите вашу почту
Подписаться