Один в поле воин

Евгений Норин (редакция)

Один ковбой против восьмидесяти бандитов, двое анархистов против двухсот полицейских и другие реальные истории, больше похожие на сцены из видеоигры

Одиночка или крошечная группа людей успешно противостоит множеству врагов — эта обычная для фильма или видеоигры картина очень редко встречается в реальной жизни. Однако и в действительности случается, что один в поле — воин. В нашем спецматериале про For Honor мы упомянули Пьера Баярда, французского рыцаря, который своими силами защитил мост через реку от 200 испанских всадников, а в этой статье вспоминаем другие примеры неравных сражений.

Анархисты атакуют

В 1905 году Россия погрузилась в анархию. В стране бушевала революция, но вскоре она была подавлена. Множество террористов и повстанцев всех мастей бежало за рубеж, не желая отправляться на виселицу или в Сибирь. Среди прочих из страны уехала группа латышских анархистов. Беглецы избрали в качестве укрытия Лондон. Однако через некоторое время у профессиональных революционеров кончились деньги, и они решили добыть их самым тривиальным способом: ночью ограбить ювелирную лавку. Полиция застала их за попыткой пробить стену и попасть в помещение с сейфом, однако налетчики застрелили нескольких стражей порядка из пистолетов и скрылись. Полиция давно не сталкивалась с таким дерзким преступлением. Последовали тотальные облавы по местам, где обычно собирались анархисты. Наконец, удалось установить квартиру, в которой прятались двое латышей, в том числе главарь банды по фамилии Сваар.

2 января 1911 года на окраину Лондона отправились сразу двести полисменов, вооруженных ружьями и револьверами. «Нехорошая квартира» находилась на четвертом этаже ничем не примечательного дома на Сидней-стрит. Полисмены рассеялись по ближайшим подворотням, спрятались за заборами и стенами. Подойдя к дому, один из полицейских начал кидать камешки в окно, чтобы обратить на себя внимание и потребовать от террористов сдаться.

Шотландские стрелки ждут приказа открыть огонь

А затем началась пальба. У латышей имелись полуавтоматические «Маузеры» и громадный запас патронов к ним. В течение двух часов бандиты сделали более 400 выстрелов и более сорока раз попали. Ответная стрельба из дробовиков и револьверов не имела ни малейшего успеха. Когда вокруг дома уже скопилась масса мертвых и раненых, на поле боя прибыл лично Уинстон Черчилль.

Террористы начали с того, что прострелили политику цилиндр. После этого Черчилль вызвал шотландскую гвардию с артиллерией. Впрочем, гангстерский боевик так и не перерос в военный. Одна из пуль перебила газовую трубу, и в доме начался пожар. Черчилль запретил приближаться к зданию прежде, чем оно как следует прогорит. Когда пожарные все же подошли к дому на Сидней-стрит поближе, на них упала стена — к счастью, уже никого не убив. В квартире нашли двух покойников. Один анархист был застрелен, пытаясь выйти из горящей квартиры, другой застрелился сам.

Уинстон Черчилль следит за ходом осады на Сидней-стрит

Поразительно, но после такого побоища никто не был никак наказан, хотя полиция задержала множество беглых анархистов. Всех их освободили за недоказанностью преступлений, и вскоре они поучаствовали уже в революции 1917 года.

Расейняйский КВ

В отличие от многих рассказов о героических одиночках Второй мировой войны, история одинокого танка КВ, который сражался летом 1941-го года в Прибалтике, стала известна от немецких офицеров. Генерал Эрхард Раус прошел долгий и извилистый боевой путь, от командира полка до руководителя группы армий. Однако одна история июня 1941 года запомнилась ему на всю жизнь. 23 июня 6-я танковая дивизия вермахта вышла к городку Расейняй и после короткого боя взяла его штурмом. Дальше дивизия действовала двумя боевыми группами. Одна ушла на восток, а другая во главе с полковником Раусом повернула на север. Там она захватила плацдарм за небольшой речкой. Неподалеку громыхал бой, но у самого Рауса пока все шло хорошо. Он успешно и без особых потерь выполнял боевую задачу, у него в подчинении находилось около пяти тысяч солдат при танках и артиллерии всех калибров. Словом, никаких оснований для беспокойства.

В полдень 24 июня на дорогу в тылу группы Рауса вышел одинокий КВ. Танк сжег небольшую колонну грузовиков на шоссе, а затем встал прямо на ней, перегораживая путь. Раус обнаружил, что отрезан от собственных тылов всего лишь одним танком, и разумеется, тут же попытался устранить это недоразумение. Для начала немцы выкатили на прямую наводку батарею легких противотанковых орудий. Обзор из КВ не очень хороший, так что артиллеристы добились нескольких попаданий, однако без малейшего результата. Более того, танк повернул башню и расстрелял артеллиристов. Следующим шагом была попытка накрыть танк залпами гаубицы, но она тоже провалилась. Тогда немцы попробовали вывести на прямую наводку тяжелую зенитную пушку. Две автоматические мелкокалиберные пушки старались при этом отвлечь экипаж танка огнем. Как только зенитку начали разворачивать, башня КВ повернулась, и орудие полетело вверх лафетом. За ним последовали обе автоматических пушки.

С горя Раус попытался вызвать авиацию, но в люфтваффе отказались посылать пикировщики против единственного танка, так что пришлось обходиться самостоятельно. Следующим шагом стала попытка подорвать танк с помощью саперов. Ночью отряд подрывников незаметно приблизился к танку. Этот поход завершился без крови, но совершенно провалился: саперы орудовали в кромешной тьме, чтобы не выдавать себя, и судя по всему, неправильно установили заряды. Решающая схватка состоялась на следующий день: на КВ устроили массированную танковую атаку. Чешские легкие танки группы Рауса не могли причинить тяжеловесу вреда, они только маневрировали в зоне обстрела, в то время, как в тылу у КВ развернули новую зенитку. Эта пушка, наконец, добилась успеха. В танк всадили 13 снарядов. Из машины никто не вышел. Когда к танку приблизились пехотинцы, башня вновь задвигалась, и окончательно танк подорвал только солдат, затолкавший внутрь гранату через пробоину от снаряда.

Расейняйский КВ. Фото сделано после захвата танка немцами

Немцы похоронили экипаж с воинскими почестями. В братской могиле остались пятеро танкистов КВ и неизвестный боец, погибший неподалеку. Благодаря изысканиям современных историков, удалось выяснить полное имя одного из танкистов — Павел Егорович Ершов, и фамилию еще одного танкиста, Смирнов. Остальные так и остаются неизвестными, где-то среди миллионов пропавших без вести в 1941 году. А в историю вошел удивительный эпизод: пять человек сутки воевали против пяти тысяч.

Мексиканец

Эльфего Бака не считал себя убийцей, но всегда полагал, что если хотят убить его самого, стрелять следует первым. Поначалу мало что говорило о том, что этот молодой человек войдет в историю Дикого Запада. Он работал служащим в магазине городка Сокорро в Нью-Мексико. Соседний город Сан-Франциско (не имеет отношение к «тому самому» Сан-Франциско, название — простое совпадение), постоянно терроризировали шайки ковбоев-дебоширов из близлежащего Техаса. Они хулиганили, по пьяни громили все подряд, а иногда устраивали кровавые перестрелки. Поделать с ними ничего не могли: пастухи были хорошо вооружены и скоры на расправу. Как ни странно, первым не выдержал именно юный клерк.

Местный шериф не хотел связываться с буянами, но Бака получил свидетельство о назначении помощником шерифа в соседнем округе и принялся за дело. В один прекрасный день в салуне Сан-Франциско пьяный ковбой принялся стрелять в воздух и бить соседа рукоятью револьвера. Бака вежливо попросил его угомониться, в ответ дебошир прострелил помощнику шерифа шляпу. И тогда Бака поступил неожиданным образом: скрутил и арестовал вооруженного хулигана, заперев в частном доме.

Тем же вечером вызволять пьянчугу явилась дюжина его товарищей. Однако им пришлось столкнуться с трезвым и очень злым Бакой. В короткой схватке Эльфего прострелил одному из нападавших колено, еще одного убил, после чего бандиты ретировались. Ковбои были взбешены неожиданным отпором, и вскоре ловить «мексикашку» отправилась целая банда в 80 человек.

Памятник Эльфего Бака

Бака заперся в хижине, выгнав оттуда обитателей. Ковбои начали ломиться в двери, и напоролись на точный огонь. Эльфего стрелял через щели хлипкого домика. Хибара имела одну архитектурную особенность: пол был притоплен на метр ниже уровня земли, так что Бака стрелял, в сущности, из окопа. Ковбои этого не знали и шпиговали пулями пустоту над головой мексиканца. Сам же он поражал противников редкими, но точными выстрелами, и сумел продержаться в укрытии до ночи.

Наутро разъяренные ковбои продолжили бой, прерванный только появлением представителя закона. Помощник шерифа Фрэнк Роуз потребовал остановить побоище и заявил, что доставит Баку в окружной центр. Глава ковбоев Джим Кук пообещал, что не будет убивать мексиканца, если тот подчинится требованиям закона.

Ковбои выпустили невероятное количество пуль, даже черенок метлы был прострелен восемь раз. Однако Эльфего не настигла ни одна. Сам он, как утверждал, убил за все время противостояния четверых и ранил восемь человек. Точно известно о гибели лишь двух дебоширов, но как бы то ни было, Эльфего Бака два дня успешно дрался против восьмидесяти стрелков! Дальнейшая его судьба сложилась удачно: он был полностью оправдан судом и прожил долгую жизнь, за которую успел побывать адвокатом, шерифом, мэром и стать живой легендой Запада. А в Сан-Франциско с тех пор стало потише.

Le Bunker

В 1940 году Франция потерпела грандиозное и унизительное поражение в борьбе против Третьего Рейха. Однако некоторые ее солдаты продемонстрировали неожиданную готовность драться.

Мост Сен-Луи вел в глубину Франции на Ниццу. Когда в франко-германскую войну вмешалась Италия, все свободные силы уже находились на немецком фронте, и стратегически важную переправу занимали всего девять стрелков в одном двухэтажном бункере. 10 июня, когда Италия объявила Франции войну, мост взорвали. А затем ДОТ начали штурмовать две сотни итальянцев.

План ДОТа

Первые атаки не удались, и тогда подчиненные дуче решили взяться за дело всерьез. На следующий день французский бункер атаковали сразу 1400 солдат при двух танках. У французов имелись пулеметы, одна пушка, но девяти солдатам было сложно перемещаться по фронту обороны. Для маневра они использовали велосипеды, позволявшие быстро передвигаться между помещениями (бункер был довольно длинным). Стреляя повсюду, одинокие французы создавали впечатление мощного, отлично вооруженного гарнизона. Итальянцы приближались к укреплениям — и каждый раз откатывались, когда очередной приехавший на велосипеде «мушкетер» начинал пулеметный обстрел. Трудности возникли только с единственной в бункере пушкой. От постоянной стрельбы она перегрелась и нуждалась в смазке. Комендант ДОТа, Шарль Грос, нашел необычный выход. Дождавшись ночи, он совершил налет на стоявший неподалеку отель и конфисковал там оливковое масло, которым за неимением лучшего и смазали пушку. Наутро пушка на оливковом масле отбила очередную атаку, подбив несколько танков. В этот момент девятерых французов осаждали уже две тысячи итальянцев. Один из них подполз к укреплениям с гранатой, но смельчака застрелили из пистолета через амбразуру.

Сражение за бункер у моста Сен-Луи закончилось тем, что итальянские парламентеры сообщили французским визави о капитуляции Франции! Шарль Грос послал запрос командованию и обнаружил, что перемирие и вправду подписано. После этого он со спокойной совестью сдался. Итальянцы, впрочем, не выказали особой радости: более суток они сражались против девяти противников. Вдобавок, у французов не было потерь, кроме нескольких легкораненых. Французы остаток войны провели в плену, а Грос позднее сделал отличную карьеру в армии новой республики и дослужился до генерала.

Снайпер в джунглях

Расход патронов пехотой непрерывно рос. Так, во Вьетнаме на каждого погибшего противника приходились десятки тысяч выпущенных пуль. На этом фоне снайпер, способный целенаправленно вывести из строя нужную цель несколькими выстрелами с большого расстояния, становился королем поля боя.

Среди других снайперов Вьетнамской войны особую известность получил Карлос Хэткок. Этот снайпер сделал свои первые выстрелы еще мальчиком: на охоту с отцом он ходил в пять лет, а с десяти добывал зверя самостоятельно. Таланты молодого человека не остались незамеченными, и в 1966 году Хэткок отправился в Индокитай снайпером морской пехоты. Во время службы Хэткок постоянно ходил на свободную охоту. Вместе с напарником, капралом Берком, он патрулировал джунгли в поисках «гамбургеров», как он называл цели. Иной раз Хэткок использовал для этих рейдов речные патрули в качестве «попутки», уходя на десятки километров от базы. Одна из его известных побед была одержана над вьетнамским снайпером, который уже взял Хэткока на мушку: пуля пролетела прямо через его оптический прицел.

Карлос Хэткок

Однажды эта снайперская пара сумела одолеть сразу роту вьетнамских солдат. Двое снайперов морской пехоты засели в джунглях в тылу у вьетнамцев. Через некоторое время они обнаружили идущую маршем мимо рисового поля роту солдат противника. Первыми выстрелами они уложили офицеров. Вьетнамцы залегли. Вскоре кто-то из них решил, что снайперы ушли, приподнялся — и снова получил пулю. Группа северян попыталась атаковать — и была рассеяна несколькими выстрелами.

Этот бой длился часами. Каждый, кто приподнимался из укрытия, погибал. Снайперы очень медленно, преодолевая около 150 метров в час, сменили позицию и охватили фланг вьетнамского отряда. Прошло семь часов, вьетнамцы почти не шевелясь лежали в своих углублениях. В темноте они попытались отступить, и тогда Хэткок вызвал огонь артиллерии, стрелявшей осветительными снарядами, чтобы не задеть своих. Итогом этой бойни стал уход снайперов с позиции и вызов орудийного огня уже осколочно-фугасными снарядами. Рота войск Северного Вьетнама полегла почти целиком — и это сделали всего два человека.

Дальнейшую судьбу этого солдата легкой не назовешь. В 1969 году снайпер подорвался на фугасе вместе с транспортером. Хэткок получил тяжелейшие ожоги, и на этом его снайперская карьера закончилась. Правда, Хэткок продолжал тренировать других стрелков, писал мемуары, а позднее одна из его операций легла в основу фильма «Снайпер». Как бы то ни было, он показал своей жизнью, что один человек при должной подготовке и хладнокровии может стоить многих.

Разумеется, все эти случаи — скорее исключение из правил, но они подтверждают, что численное превосходство — не всегда залог успеха, а легенды о храбрецах, способных одним махом победить хоть десяток противников, — необязательно вымысел.

Смотрите также
Культовые игровые серии, которые стоит возродить
Фичер
Культовые игровые серии, которые стоит возродить
Лучшие бесплатные шутеры, где можно поиграть за русских
Фичер
Лучшие бесплатные шутеры, где можно поиграть за русских
Все, что нужно знать о фильме «Обитель зла 6»
Фичер
Все, что нужно знать о фильме «Обитель зла 6»
Cамый мужественный косплей
Фичер
Cамый мужественный косплей
Чат выключен. Включите чат, чтобы видеть, кто есть в сети.
Отсутствует соединение с сервером. Соединение будет восстановлено автоматически.
У вас пока нет друзей.
Ваш аккаунт не верифицирован. Для верификации
укажите номер телефона.
Авторизуйтесь, чтобы общаться с друзьями.
Новое сообщение
Пользователь в игре
Рассылка новостей
Для подписки на новости укажите вашу почту
Подписаться