The Boston Major 2016 Перейти

Самые безумные войны в истории

Евгений Норин (редакция)

Реальные сюжеты в стиле Homefront: техасские рейнджеры против Мексики, вьетнамские партизаны против Франции и Парагвай против всех подряд

Несмотря на то, что авторам Homefront за две попытки так и не удалось сделать хорошую игру, у серии есть одна замечательная черта — совершенно безумный сюжет. Да, мы все привыкли считать Северную Корею чуть ли не последней империей зла на планете, но ситуацию, когда эта маленькая и отсталая страна завоевывает США, не можем представить даже во сне. Тем не менее история знает немало примеров, когда слабый набрасывался на сильного — и даже иногда побеждал.

Край ковбоев и рейнджеров. Восстание в Техасе

Изначально подразделения рейнджеров создавались для обороны от индейцев. После начала войны они стали одной из главных ударных сил техасцев

Техас в наше время — воплощение американского духа. Но колонизировали его изначально вовсе не американцы. В начале XIX века Мексика получила независимость от Испании, и в числе прочих ее областей оказался Техас. Кроме испаноязычных мексиканцев, в незаселенный Техас массово ехали фермеры из молодых США и старой Европы — земли здесь было достаточно. Население стремительно росло, жители занимались фермерством, и так Техас постепенно становился наиболее процветающей провинцией Мексики… и наименее мексиканской. Последнее обстоятельство вовсе не радовало Мехико. Президент Анастасио Бустаманте попытался решить проблему — Техас закрыли для американских переселенцев, зато туда отправили мексиканских солдат, набранных из освобожденных преступников. Солдаты на новом месте предавались грабежам и насилию, но поначалу колонисты только писали на них жалобы и просили дать Техасу права отдельного мексиканского штата. Однако вскоре новый президент Мексики, Санта-Анна, совершил сразу несколько непростительных в глазах колонистов грехов: упразднил конституцию и издал указ о разоружении населения, арестовал местный конвент (совет) и категорически отказался давать Техасу федеративные права. Такого местные вынести не могли, и некогда законопослушный штат взбунтовался.

Техасцы восстали просто и по-домашнему: брали собственное оружие и самостоятельно собирались в отряды, а командиров выбирали из числа бывших соседей и знакомых. Почти в полном составе воевать отправились и легендарные рейнджеры — созданное более десятка лет назад неформальное подразделение, которое было чем-то вроде собственной «полиции» Техаса.

Постоянные стычки с индейцами сделали из техасцев неплохих охотников и стрелков, плюс на помощь к ним пришли добровольцы из США. Американцы из США составили примерно треть повстанческой армии, но самое важное — среди них было немало кадровых военных. Санта-Анна не нашел в ответ ничего лучше, чем устроить карательную экспедицию. Через четыре с половиной месяца мексиканцы взяли штурмом маленький форт Аламо, зверски перебив практически всех защитников. Пленных расстреляли, а женщин отпустили рассказывать о непобедимости мексиканского диктатора. Эффект, однако, вышел обратный: демонстративная жестокость, а особенно постоянные расправы над пленными дали Техасу множество добровольцев — и внутри штата, и из США.

Штурм форта Аламо

Но помогло ополченцам Техаса даже не это, а чудесный мексиканский обычай: сиеста. Отдых во время жаркого дня был для Мексики обычаем, исполняемым неукоснительно. Зная эту особенность, техасцы атаковали один из карательных отрядов, и неожиданно сорвали джек-пот — в числе пленных оказался президент-диктатор Мексики, Санта-Анна. Ликующие фермеры отправили пленника в США, где он и признал независимость Техаса. В состав США Техас вошел позже, но свободу и право распоряжаться своей судьбой он получил. Диктатор же получил от реальности щелчок по носу: упрямая жестокость и нежелание слушать собственных сограждан могут привести к самым печальным последствиям.

Потом и кровью. Вьетнам против Франции

Вьетнам вместе со всем остальным Индокитаем долгое время был колонией Франции. Однако потрясения Второй мировой привели к появлению коммунистического повстанческого движения. Поэтому, когда осенью 1945 года в страну вернулись французские чиновники и войска, их ждали не очень дружелюбные местные партизаны, провозгласившие республику Вьетнам. С точки зрения французов такое вопиющее неповиновение требовало наказания, и разрешить проблему восставшего Вьетнама они попытались силой. Вьетнамцы, которых возглавлял Во Нгуен Зиап, отошли в глухие заросшие джунглями районы, откуда начали партизанскую войну. Французы на две головы превосходили повстанцев в огневой мощи, но все равно не могли ничего сделать против постоянно уходящих все глубже в джунгли солдат Зиапа. С другой стороны, и у самих вьетнамцев дела шли неважно: все попытки напасть на французов в крупных городах или выйти в густонаселенные районы заканчивались одинаково — убийственными обстрелами, бомбардировками и отступлением уцелевших в джунгли.

Высадка десанта в Дьенбьенфу

В какой-то момент французы разработали, как им казалось, блестящий план — создать плацдарм в тылу у вьетнамцев и разгромить базы, откуда те черпали силы. В походе участвовала элита французской армии — парашютисты Иностранного легиона. В качестве точки высадки выбрали село Дьенбьенфу, глубоко в тылу врага. Чего французы не предугадали, так это упорства и настойчивости повстанцев.

Бойцы Во Нгуен Зиапа были готовы вынести любые мучения и умереть по его приказу. Из них он построил армию, своеобразную на западный взгляд, но вполне эффективную. Недостаток транспорта компенсировали тысячи носильщиков, а оружие потихоньку поставлял Китай. В своих рядах Зиап навел железную дисциплину. Этого нехитрого, но действенного набора мер могло и не хватить, но французы сами сделали своему противнику неожиданный подарок.

20 ноября 1953 года парашютисты высадились в Дьенбьенфу и при поддержке бомбардировщиков быстро одолели вьетнамские отряды. Французы начали создавать из затерянной в джунглях долины долговременный плацдарм — были развернуты оборонительные форты, установлены минные заграждения и даже построен аэродром. Численность десанта достигла 15 тысяч человек, у которых на вооружении были даже танки.

Артиллерия французов в Дьенбьенфу

Но французов ждал сюрприз — готовясь к набегам на вьетнамские тылы, они неожиданно обнаружили себя в осаде. Вьетнамцы смогли быстро собрать силы, превосходившие десантников в четыре-пять раз. Они упорно прокладывали к полю битвы дороги, причем от ударов с воздуха защищались своеобразным способом: сплетали ветви деревьев над тропами, образуя туннели и пряча их от авиации. По этим тропам шли бесконечные толпы носильщиков и вьючных животных, тащивших на передовую рис и патроны. Путь в сотни километров преодолевался пешком, на лодках, даже на велосипедах. Одновременно вьетнамские диверсанты упорно и часто успешно старались проникнуть на французские аэродромы: поддержка с воздуха была критична для выживания изолированного гарнизона.

Во время осады начался сезон муссонов, и обе стороны воевали по пояс в грязи: долину затопили проливные дожди, но это не остановило осаждающих. Вьетнамцы прокапывали траншеи как можно ближе к французским позициям, а бункеры подрывали фактически команды самоубийц — саперы, которые должны были под шквальным огнем подобраться прямо к укреплениям и установить взрывчатку. У повстанцев почти не было хороших артиллеристов, поэтому гаубицы просто выкатывались на прямую наводку, а потом возвращались в старательно вырытые укрытия — на руках. Минные поля, на которые рассчитывали французские командиры, вьетнамцы преодолели простейшим методом — проломили их группами добровольцев, идущих прямо по минам. Их не останавливало даже то обстоятельство, что на все пятидесятитысячное вьетнамское войско имелся один-единственный хирург, так что раненый вьетнамец не мог даже надеяться на помощь.

Сдача французов в плен

Битва при Дьенбьенфу длилась почти два месяца, за которые вьетнамцам удалось потеснить врага на всех направлениях. Понимая безвыходность положения, командующий французами остановил избиение, сдался сам и сдал более 10 тысяч своих людей. Лучшие солдаты Франции попали в плен к еще недавно презираемым крестьянам. Почти сразу французское правительство пошло на мирные переговоры, положившие конец господству во Вьетнаме.

Резня в тропиках. Парагвай

Последняя история во многом отличается от предыдущих. Вместо отрядов из бывших фермеров и крестьян у Парагвая была вполне профессиональная армия. Но и амбиции у этого государства оказались под стать — оно умудрилось объявить войну чуть ли не половине южноамериканского континента. Последствия столь дерзкого решения стали ужасающими.

В XIX веке страны Латинской Америки в течение короткого времени обрели независимость от Испании и Португалии. Молодой Парагвай поначалу ввел порядки, похожие на Римскую республику, с двумя консулами, но вскоре эта страна, затерянная в глубине континента, попала под управление сменявших друг друга диктаторов. Парагвай стал закрытой страной, но достаточно развитой — создавалась промышленность, строились железные дороги, были сформированы приличные вооруженные силы и речной флот. Инциденты, связанные с конфискацией собственности у иностранцев, удавалось замять, и все шло довольно хорошо. Страна поставляла в Европу экзотическую древесину, табак, чай, и по меркам региона не могла жаловаться на скверную жизнь. Все погубили амбиции очередного правителя.

Франсиско Солано Лопес был старшим сыном предыдущего диктатора. В 1862 году он, наконец, получил Парагвай в свое распоряжение. В мечтах Лопес видел себя правителем всего бассейна Ла-Платы, а для реализации этого смелого проекта требовалась сущая малость: отобрать территорию у Бразилии, Аргентины и Уругвая. Эти страны имели множество собственных проблем, постоянно враждовали друг с другом, поэтому Лопес полагал, что при должной сноровке он управится со всеми конкурентами. Отметим, что диктатор Парагвая затеял войну все-таки не из чистого каприза — отсутствие выхода к морю создавало стране огромные проблемы. Лопес с удовольствием окунулся в мир южноамериканских интриг, одновременно закупая оружие в Европе и готовясь к великому походу.

Для начала диктатор попробовал добиться желаемого миром: он изъявил желание жениться на дочери монарха Бразилии. Ответа он не получил, и тут же начал готовиться к наступлению. Бразилия как раз вела войну с Уругваем, и Лопес потребовал убрать руки от братского уругвайского народа. Бразилия проигнорировала и это требование, и тогда Лопес перешел к активным действиям. Парагвай подготовил экспедиционный корпус, но, чтобы прибыть на помощь, ему надо было пересечь территорию Аргентины. Аргентина пропускать чужие войска отказалась, и Парагвай объявил войну заодно и ей. В самом Уругвае тем временем успела смениться власть, причем новые лидеры были не в восторге от идеи братской помощи — так что в итоге Лопес ввязался в войну сразу против трех государств.

Парагвай начал довольно эффектно: войска вторглись в Бразилию и Аргентину по нескольким направлениям. Однако Лопес категорически переоценил свои силы. Исход войны определялся контролем над реками — дорог в первобытной глуши было мало. В первом же крупном столкновении на реке Парана флотилия Парагвая потерпела полную катастрофу. Из-за плохой организации боя парагвайцы не сумели застичь бразильцев врасплох, а затем командующий флотом решил лично поучаствовать в абордаже. Роскошный мундир тут же привлек внимание стрелков, и капитан получил пулю, после чего парагвайской эскадрой никто не командовал. В итоге Бразилия одержала блестящую победу на воде. Эта и пара других неудач спровоцировали у Лопеса настоящее безумие. Он принялся набирать все новые и новые отряды, сначала вооруженные ружьями, а затем — дубинами, ножами и луками. Навстречу продвигающимся союзным речным флотилиям шли брандеры, сплавлялись кустарные мины, а из прибрежных кустов постоянно стреляли. В сухопутных армиях, воевавших в лесах и на болотах, свирепствовали эпидемии. Вдобавок Лопес, будто злобный властелин из плохого кино, энергично расстреливал офицеров и солдат за неудачи. Посреди войны диктатор «раскрыл» заговор, арестовав широким жестом сразу несколько сот человек. Чтобы добиться признания, людей пытали на дыбе и били кнутом, по итогам чего те в геометрической прогрессии увеличивали число заговорщиков, называя всех подряд. В результате несчастных безжалостно перестреляли.

Несмотря на отчаянную борьбу Парагвая, его противники просто давили преимуществом в силе. После того, как пал Асунсьон, бывший столицей страны, парагвайцы продолжили полупартизанскую войну. Лопес мобилизовал детей, рекрутерские команды разъезжали по стране и ставили под ружье всех подряд. В одной из битв половину парагвайской армии составляли «солдаты» в возрасте от 9 до 15 лет. Этим детям выдавали пики и штыки, наскоро обучали и гнали на убой. Кроме детей, вовсю использовались в полевых частях и женщины — «Легион амазонок». Со своей стороны, обозленные союзники никого не щадили, громя и предавая огню все на своем пути. Остатки парагвайской армии были загнаны в самые дикие и глухие углы страны, но продолжали воевать до последнего человека. Лопеса пытались изловить живьем, но тот не сдавался, и в итоге погиб, когда его последний отряд разгромили на берегу болотистой речки на севере страны. К этому моменту Парагвай не то чтобы лежал в руинах, он представлял собой пустыню. Не работало ни одно предприятие, не осталось ничего от сельского хозяйства. Людские потери приняли апокалиптический размах: по разным оценкам погибло от 60 до 80 процентов парагвайцев, а после войны на одного мужчину в стране приходилось четыре женщины. Судьба немногочисленных пленных оказалась не менее тяжелой: многих из них продали в рабство. Как ни странно, но само государство при этом уцелело, причем произошло это благодаря конфликту среди победителей — бразильцам было выгодно сохранение Парагвая как буфера между ними и Аргентиной, поэтому они отвергли план раздела государства и несколько лет защищали бывшего врага.

Чтобы объяснить успех военной кампании против США, сценаристы Homefront придумали целую альтернативную историю, где восхождение Северной Кореи началось аж в середине XX века. Реальность показывает, что можно обойтись и без этого: достаточно смелости, хитрости и известной доли безумия — и вполне можно одержать верх над куда более сильным противником. Ну или погибнуть так, что о тебе будут помнить через сотни лет.

Смотрите также
Пять причин не верить критике фильма «Варкрафт»
Фичер
Пять причин не верить критике фильма «Варкрафт»
Самые страшные эпидемии в истории
Фичер
Самые страшные эпидемии в истории
Игры для Министерства обороны
Фичер
Игры для Министерства обороны
100 фотографий идеального женского косплея
Фичер
100 фотографий идеального женского косплея
Дата выхода

Homefront: The Revolution

PC (Windows), PlayStation 4, Xbox One
Альтернативное название: Homefront®: The Revolution
6.0
Оценка редакции
Читать рецензию
Оставьте отзыв об игре
Издатели
Deep Silver, Бука
Локализатор
Бука
Режимы игры
одиночный режим, кооператив
Модель распространения
розничная продажа, цифровая доставка
Дата выхода
(PC (Windows), PlayStation 4, Xbox One)
(PC (Windows), PlayStation 4, Xbox One)
(PC (Windows), PlayStation 4, Xbox One)
(PC (Windows))
Системные требования
Минимальные
Windows 7/8/10 all x64; Intel Core i5-4570T; 6144 MB ОЗУ; GeForce GTX 560 TI; HDD 38 GB
Рекомендуемые
Windows 7/8/10 all x64; Intel Core i5-2500K; 8192 MB ОЗУ; GeForce GTX 760; HDD 38 GB
Чат выключен. Включите чат, чтобы видеть, кто есть в сети.
Отсутствует соединение с сервером. Соединение будет восстановлено автоматически.
У вас пока нет друзей.
Ваш аккаунт не верифицирован. Для верификации
укажите номер телефона.
Авторизуйтесь, чтобы общаться с друзьями.
Новое сообщение
Пользователь в игре
Рассылка новостей
Для подписки на новости укажите вашу почту
Подписаться