Самые страшные эпидемии в истории

Андрей Александров (редакция)

К выходу The Division мы рассказываем, как человечество боролось с тремя жуткими эпидемиями

Пустынные заснеженные улицы, замершие автомобили и закрытые магазины. Нет еды и медикаментов, не работают спасательные службы и полиция, город поделили между собой банды. Именно таким перед нами предстает Нью-Йорк в онлайн-игре Tom Clancy’s The Division. С городом не случилось ничего сверхвыдающегося — «всего лишь» вспышка эпидемии оспы, выкосившая большую часть населения целого города. В истории человечества похожее случалось много раз — и сегодня мы расскажем о самых страшных эпидемиях, которые унесли десятки и сотни миллионов жизней.

Испанский гость. Эпидемия гриппа в 1918-1919 годах

С гриппом знаком, наверное, каждый из нас — это заболевание приходит «в гости» каждую зиму, мигрируя из южного полушария в северное. И каждый визит заканчивается эпидемией: вирус гриппа мутирует так быстро, что спустя год иммунной системе человека приходится заново учиться справляться с болезнью.

«Рядовая» эпидемия гриппа убивает несколько сотен тысяч человек, а ее жертвами обычно становятся уже ослабленные ранее люди — дети и старики, беременные женщины, и те, кто уже страдает серьезными заболеваниями. Но в 1918 году человечество столкнулось с гриппом, который убивал молодых и совершенно здоровых людей — причем убивал миллионами, выкашивая целые небольшие города.

В разгар эпидемии на улицах многих городов было нереально встретить человека без медицинской повязки

Несмотря на название, «испанский грипп», вероятно, возник в самом начале 1918 года в Китае, откуда попал в США. 11 марта на базе в форте Райли вирус заразил более 500 солдат, готовившихся принять участие в Первой мировой. Все им быстро стало легче и подразделение отправилось на кораблях в Европу.

Так «испанка» попала в почти идеальное место. Миллионы солдат находились в окопах, где не соблюдались элементарные правила гигиены и была недоступна медицинская помощь. В тылу также не хватало врачей и лекарств — все лучшее уходило на фронт. По морю, железным и автомобильным дорогам мчались конвои, которые вместе с военным грузами доставляли и разносчика болезни.

К концу апреля грипп охватил Францию, откуда за два с небольшим месяца распространился по всей Европе. Из-за войны правительства запрещали газетам нагнетать панику, поэтому вслух об эпидемии стали говорить лишь когда заболевание достигло нейтральной Испании — отсюда и название. До конца лета вирус достиг Северной Африки и Индии, а затем затих.

В конце августа «испанка» двинулась обратно — она поразила часть Африки, вернулась в Европу, на кораблях переправилась в США, а к зиме охватила почти весь мир, кроме Мадагаскара, Австралии и Новой Каледонии. И на этот раз вирус начал убивать. Скорость развития болезни пугала даже видавших многое врачей: в считаные часы температура поднималась до сорока градусов, начинались боли в голове и мышцах, а затем болезнь добиралась до легких, вызывая сильнейшую пневмонию. Уже на второй-третий день некоторые гибли от остановки сердца, которое не могло поддерживать расстроенный организм. Другие держались до двух недель, погибая уже из-за пневмонии.

Всего за два года испанский грипп унес в несколько раз больше жизней, чем Первая мировая

Очевидцы «испанки» описывают картину, которой могут позавидовать сценарии многих фильмов-катастроф. В Индии небольшие города превращались в призраков, где погибло все население. В Великобритании в разгар войны встали многие заводы, а в Дании и Швеции на некоторое время перестали работать телеграф и телефон — просто из-за того, что некому было работать. Со сбоями работали железные дороги — машинисты некоторых поездов умирали в пути.

Попытки создать вакцину не увенчались успехом, не было и средств, чтоб поддержать больного, ослабив симптомы инфекции и дав организму самому справиться с вирусом. Общество пыталось защититься организационными мерами: были отменены все массовые мероприятия, магазины начали торговать «через окошко», в которое клиент просовывал деньги и получал товар, а в небольших американских городках случайного прохожего могли и пристрелить, если патрулю из сознательных граждан казалось, что он похож на больного.

Эпидемия «испанки» продержалась до конца 1919 года, причем третья ее волна не тронула лишь бразильский остров Маражо в устье реки Амазонки. Вирус заразил более четверти населения планеты, а смертность по разным оценкам составила от 50 до 100 миллионов — то есть 2,5-5% всего тогдашнего населения планеты.

Побежденный монстр. Натуральная оспа

Оспа, ставшая причиной событий The Division, сейчас уже отсутствует в природе — это первое заболевание, полностью побежденное человеком. Впервые эпидемии оспы были подробно описаны на Ближнем востоке — в IV веке болезнь прокатилась по Китаю, затем появилась в Корее, а в 737 году эпидемия потрясла Японию, где по некоторым источникам погибло до трети населения. Тогда же вирус начал проникать в Европу.

Оспа в считаные дни обезображивает своего носителя, покрывая тело множеством язв. Заразиться при этом можно не только воздушно-капельным путем, но и через одежду, постельное белье, посуду, на которые возбудитель попадал из язв. В средневековой Европе оспа в какой-то момент стала почти постоянным спутником человека. Некоторые врачи утверждали, что ей должен переболеть каждый, а полицейские отсутствие следов оспы указывали как особую примету при розыске подозреваемого. От оспы умирал каждый восьмой заразившийся, а среди детей смертность достигала 30%. В «спокойные» годы болезнь уносила от 800 тысяч до полутора миллионов жизней, не щадя при этом и выздоровевших — помимо шрамов от язв, которые оставались на всю жизнь, зараза нередко приводила к слепоте.

Оспа — одно из самых «уродливых» заболеваний, известных человечеству

Еще ужасней оказалась эпидемия оспы в Америке, куда вирус попал с колонизаторами. Если иммунитет европейцев был хоть как-то знаком с заболеванием, то для индейцев новый вирус оказался смертельно опасным сюрпризом — в некоторых племенах от оспы гибли до 80-90% заразившихся. По сути, европейцы применили своеобразное биологическое оружие — оспа, а также другие болезни вроде малярии, тифа и кори, шли впереди завоевателей, уничтожая целые деревни и ослабляя индейцев. В развитой империи инков оспа убила не менее 200 тысяч из шестимиллионного населения, ослабив империю настолько, что испанцы смогли завоевать ее небольшим отрядом.

Первые попытки лечить оспу предпринимались в Индии и Китае еще в VIII-X веках — врачи искали больного, у которого оспа протекала в слабой форме, а затем заражали «ослабленным» вирусом здоровых. В Европе этот способ опробовали в начале XVIII века, но получили спорные результаты — оставался небольшой процент людей, которых прививка, наоборот, заражала и даже убивала. Они становились разносчиками болезни, так что в некоторых случая лечение само приводило ко вспышкам эпидемии.

Настоящая вакцина была открыта в конце того же века, когда английский врач Эдвард Дженнер начал прививать пациентам вакцину коровьей оспы. Этот вирус был неопасен для человека, но вызывал иммунитет от «настоящей» оспы. Лекарство оказалось сравнительно дешево в производстве и применении, став популярным в Европе. Но и вирус не собирался сдаваться без боя. Вакцина нередко оказывалась некачественной, плюс не сразу научились делать повторную вакцинацию через несколько десятков лет. Последний серьезный удар оспа нанесла в 1871-1873 годах, когда смертность в Европе поднялась до того же уровня, что и веком ранее.

Ликвидация оспы в 1970 годы чем-то была похожа на настоящую войну — для каждого населенного пункта рисовался план, чтобы группы вакцинации не пропустили ни один дом и ни одного прохожего

Ко второй половине XX века оспу удалось вытеснить из развитых стран. Болеть продолжили только в Азии, Африке и Южной Америке, откуда вирус регулярно пытался прорваться обратно. Для окончательной победы в 1967 году Всемирная организация здравоохранения стартовала беспрецедентную программу ценой в 1,2 миллиарда долларов (в ценах 2010 года), целью которой стала вакцинация минимум 80% населения проблемных стран — именно такой уровень считался достаточным для остановки распространение вируса.

Программа затянулась почти на десять лет, но закончилась успехом — последний больной оспой был зарегистрирован в 1977 году в Сомали. На сегодняшний день оспа не существует в природе — образцы вируса хранятся лишь в двух лабораториях в США и России.

Черный убийца. Эпидемия чумы 1346-1353 годов

С 1312 года на Земле начался малый ледниковый период — температура резко упала, а дожди и заморозки уничтожали урожай за урожаем, вызвав жуткий голод в Европе. Ну а в 1346 году пришла еще одна напасть — страшная болезнь. Кожа подхвативших заразу начинала покрываться «бубонами» — воспалившимися и распухшими до огромных размеров лимфоузлами. Больные бились в жуткой лихорадке, а многие кашляли кровью — это значило, что болезнь дошла до легких. Шансы выздороветь были минимальны — по современным подсчетам смертность составляла более 90%.

Позже историки назовут эту болезнь «Черной смертью» — вероятно, из-за количества погибших (словом «черная» при переводе заменили «много людей»). На самом же деле речь идет об известной многим чуме.

«Черная смерть» — не единственная крупная эпидемия в истории человечества. В VI веке случилась «Юстинианова чума», от которой больше всего пострадала Византия, а в XIX веке эпидемия поразила Китай и Индию. Менее значительные вспышки в той же Европе фиксировались почти каждый век

Природным носителем чумной палочки являются грызуны. По наиболее популярной теории, эпидемия чумы началась около 1320 года неподалеку от нынешней границы Китая и Монголии — плохой климат и голод выгнали грызунов из их традиционных мест проживания, заставив искать еду возле людских жилищ. Блохи, проживавшие на грызунах, стали все чаще кусать людей — и так бактерия стала заражать людей. На телах, в складках одежды и в грузах торговцев маленькие разносчики стали путешествовать от поселения к поселению, разнося болезнь все дальше.

В 1331 году чума дошла до китайской провинции Хэнань, где погубила 90% населения. Заболевание продолжило распространяться по территории Китая и Индии, а в 1346 году торговые корабли принесли чуму в Крым. В одном из источников говорится, что во время осады генуэзской крепости на месте нынешней Феодосии ордынский хан Джанибек применил нечто вроде биологического оружия, с помощью катапульт забросив зараженные трупы на территорию поселения. Впрочем, многие исследователи считают эту историю малореальной.

Корабли надолго стали главным разносчиком болезни — торговые суда, на которых в живых оставались десятки человек, останавливались в первых попавшихся портах. Так, весной 1347 года чума добралась до Константинополя, где убила до 90% жителей. Оттуда болезнь пошла в Александрию и дальше в Африку, а также на территорию современной Италии, добравшись к январю до Венеции — здесь власти впервые попытались дать чуме отпор, запретив массовые мероприятия, организовав карантинные зоны для зараженных и захоронение трупов. Но даже такие меры не помогли спасти население — в Венеции умерло до 60% жителей.

В 1348 году чума распространилась во Францию и Англию. Любопытно, что болезнь долгое время не трогала Шотландию — но прослышав о страданиях своих давних противников, шотландцы не удержались и устроили набег на англичан. Войско было разбито, а вернувшиеся назад солдаты принесли болезнь в свои дома. К 1353 году чума прошла почти по значительной части Европы, Африки и Ближнего востока, а затем отступила. Но до конца века случилось еще несколько более слабых вспышек эпидемии.

Медики XIV века оказались беспомощны перед чумой. Врачи рекомендовали носить на шее «ожерелье» из фекалий (отпугивает болезнь), разбрасывали по улицам мертвых собак (опять же, запах должен отпугнуть болезнь), пригоняли в города стада лошадей (их дыхание должно очистить атмосферу). Заразу из больных пытались вытянуть с помощью магнитов, а иногда бубоны на теле вскрывали и прижигали раскаленной кочергой, что зачастую кончалось смертью от болевого шока. Единственным эффективным методом против лекарства было бегство подальше от зараженных районов — и будучи людьми образованными, многие врачи одними из первых покинули свои посты.

На их место пришли так называемые чумные доктора. Обычно это были посредственные медики, недавние студенты, а также просто шарлатаны, которых власти заманивали больший зарплатой (кстати, их эффективность оставалась такой же, как у обычных врачей — примерно никакой). Не желая погибнуть, чумные доктора облачались в защитные костюмы, максимально закрывавшие тело — кстати, это действительно немного помогало от блох, переносивших заразу. В какой-то момент (скорее всего, уже после окончания «Черной смерти») появился единый стандарт одежды, который почти каждый наверняка видел в фильмах и играх — длинный плащ, широкополая шляпа и маска в виде птичьего клюва, куда помещались ароматные травы, «отпугивавшие» болезнь.

Чумной доктор на гравюре Поля Фюрста, написанной в 1656 году

Чумные доктора были не единственными необычными персонажами, рожденными эпидемией. Появились секты религиозных фанатиков — флагеллантов и бьянок. Первые считали, что победить чуму можно лишь с помощью самоистязания, по мнению вторых, для этого было достаточно носить белые одежды, молиться и поститься. Представители обеих сект путешествовали из города в город, устраивая массовые шествия, что только помогало разносить заразу. В итоге флагеллантов серьезно ограничили в правах, а бьянок запретили, для гарантии спалив нескольких предводителей на кострах. Самым же необычным явлением была хореомания, когда люди сбивались в большие толпы и начинали корчиться в диком танце, останавливаясь лишь после полного изнеможения. Научного объяснения хореомании не существует, но, скорее всего, речь идет о массовом психозе, вызванном страхом перед болезнью.

Самые осторожные исследователи считают, что «Черная чума» унесла не менее 60 миллионов жизней — то есть четверть (!) всего населения Земли. Европа лишилась примерно трети населения (до 25 миллионов погибших), а в странах вроде Норвегии и Исландии выжило лишь 30% людей. Социальные и экономические последствия эпидемии ощущались еще несколько сотен лет. «Черная смерть» даже изменила генетический состав человечества — стала чаще встречаться первая группа крови, владельцы которой меньше болели чумой.

Открытие антибиотиков и современных методов вакцинации, казалось бы, надежно оградило человечество от эпидемий, подобных описанным выше. Но расслабляться рано. Смертность от геморрагической лихорадки Эбола, вирус которой был открыт совсем недавно — в 1976 году — достигает 80-90%, а ни одно лекарство от нее пока не прошло клинические испытания. К счастью, вирус Эболы неохотно передается от человека к человеку — поэтому небольшие эпидемии вспыхнули лишь в Африке с отсталой медициной и слабой гигиеной. Нет гарантий, что в следующий раз нам повезет также сильно, и что очередная агрессивная версия гриппа не сделает с настоящим Нью-Йорком то, что мы видим в The Division.

Смотрите также
Пять знаменитых операций русского спецназа
Фичер
Пять знаменитых операций русского спецназа
Игры для Министерства обороны
Фичер
Игры для Министерства обороны
Tom Clancy’s The Division
Превью
Tom Clancy’s The Division
Дата выхода

Tom Clancy's The Division

PC (Windows), PlayStation 4, Xbox One
9.0
Оценка редакции
Читать рецензию
Оставьте отзыв об игре
Издатель
Ubisoft Entertainment
Режимы игры
Игра в интернете
Модель распространения
дисковый ритейл, платная цифровая доставка
Дата выхода
(PC (Windows), PlayStation 4, Xbox One)
Системные требования
Минимальные
Intel Core i5-2400, 6 GB ОЗУ, NVIDIA GeForce GTX 560 / AMD Radeon HD 7770
Рекомендуемые
Intel Core i7-3770, 8 GB ОЗУ, NVIDIA GeForce GTX 970 / AMD Radeon R9 290
Чат выключен. Включите чат, чтобы видеть, кто есть в сети.
Отсутствует соединение с сервером. Соединение будет восстановлено автоматически.
У вас пока нет друзей.
Ваш аккаунт не верифицирован. Для верификации
укажите номер телефона.
Авторизуйтесь, чтобы общаться с друзьями.
Новое сообщение
Пользователь в игре
Рассылка новостей
Для подписки на новости укажите вашу почту
Подписаться