Школа волшебства им. Варкрафта

Живой (пользователь)

Как правильно показывать магию в фильме: разбираемся на примере киноблокбастера от Blizzard (есть спойлеры!)

Сразу скажу, хоть я и был большим поклонником Warcraft III, на звание знатока вселенной я не претендую — и рассуждаю больше с позиции зрителя, которому просто знаком сеттинг, нежели который вдоль и поперек изучил все события основных игр.

Не знаю как вы, но лично я в полном восторге от фильма «Варкрафт». И дело даже не столько в выдающейся постановке (к определенным вещам, например, актерской игре, можно совершенно заслуженно придраться), а в том, насколько внимательно подошли авторы к деталям, стремясь воссоздать вселенную.

Отдельный фетиш — это магия.

Понятное дело, что во всех фильмах колдовство — это комбинация актерской игры и условностей: актеры старательно корчатся, изображая неимоверные усилия, а остальное, в рамках бюджета, доделывают аниматоры и специалисты по спецэффектам.

И «Варкрафт» показывает, как должна выглядеть магия в кино.

Как правильно замечают многие рецензенты, магия в «Варкрафте» используется обильно, она вовсе не такая редкая, как во «Властелине Колец», но при этом не такая утрированная, как в «Гарри Поттере».

Пожалуй, именно Поттериана на протяжении долгого времени была ориентиром для киноколдовства — мало какой другой голливудский фильм уделял большое внимание наложению заклинаний. Но если в книгах ее использование кажется увлекательным захватывающим, то для кино, где визуальная форма важнее описательной, она подходит мало. И вот почему.

Волшебная палочка

Обязательный атрибут любого заклинателя. В книге волшебная палочка является прямой метафорой классического оружия. Как и любым оружием, им надо уметь пользоваться, и именно вокруг правильного обращения с волшебной палочкой строится значительная часть обучения.

Несмотря на то, что сама идея волшебной палочки не нова, однозначной заслугой Роулинг можно назвать ее внедрение в массы — когда производство палочек является ремеслом, а владение ими — образованием.

Тем не менее, для кинематографа волшебная палочка –это сплошное ограничение. Как ни крути, на уровне элементарных понятий нами движут стереотипы, один из которых: «больше значит круче». И здесь изящные волшебные палочки, на которые смотрят с почтением и трепетом, в качестве оружия больше напоминают дорогие перочинные ножи — любоваться ими можно, но в драке их следует показывать как можно реже.

Если бы он сжимал в руках АК-47, то выглядел бы не в пример более угрожающе

Blizzard имеют колоссальный опыт в магическом языке тела, причем это касается не только кинематографических вставок из игр, но и таких мелочей, как анимация заклинаний. Как результат, в «Варкрафте» магия подчинена визуальной форме, что делает ее как более зрелищной, так и, что особенно важно, более наглядной.

Очевидно, что магия — сложное ремесло, требующее от своих адептов огромных усилий, знаний и долгих лет обучения. Так же логично, что магов не может быть много, а потому для придания ореола исключительности от кинематографистов требуется использование правильной визуальной формы, не только обозначающей магию, но и позволяющую легко отличить начинающего мага от сильнешего архримага, а самое главное — отличить их всех от простых смертных.

Архетипы магов

Гулдан — классический «злой» маг. Он выполнен по всем канонам персонажа: безжалостный, одержимый жаждой власти и очень-очень сильный. Примечательно, что мощь Гулдана ощущают преимущественно отворачивающиеся от него сторонники, в то время как люди страдают только в качестве пленников. Такой подчеркнутый антагонист является, по-сути, кинематографческим «козлом отпущения», единственным абсолютным злом в фильме.

Гулдан собственной персоной

Кадгар — классический «добрый» маг. Любознательный, движимый лучшими побуждениями, внешне нерешительный, но способный действовать правильно в критически важные моменты. В то же самое время, по силе он значительно уступает другим волшебникам из фильма, хоть и обладает огромным потенциалом. Правильная находка создателей фильма — это его победа над Медивом в первую очередь хитростью, а не малообъяснимым превосходством в силе (одно из популярнейших клише).

Сцена в Каражане показывает исключительную любознательность Кадгара

Медив — серый архимаг, не сумевший собладать с темными сторонами своей души. Несмотря на то, что его судьба известна практически всем, кто мало-мальски знаком со вселенной, Бен Фостер очень правильно показал эволюцию персонажа: если сначала он исключительно уравновешен и решителен, то затем светлая сторона Медива постепенно умирает с кульминацией во время битвы под горой. Потеря сознания в решающий момент битвы — это, по-сути, олицетворение падения Медива.

Отрешенный взгляд только добавляет Медиву контраст в сравнении с юным магом

Визуальная форма

Визуальная форма колдовства в фильме — это комбинация жестов, слов и умственного усилия, что хоть и звучит утрировано, но вполне изящно показано в фильме в первой сцене с Кадгаром. Когда он пытается использовать заклинание против Лотара, тот останавливает его двумя приемами: блокирует ему руку циркулем и затыкает рот, мешая произнести заклинание. В итоге магический заряд лишь беспомощно висит у юного мага на руке, поскольку одного усилия разума явно недостаточно, чтобы пустить магию в ход.

Очевидно, яркая анимация способна заменить любую палочку

Второй раз Кадгару удается гораздо лучше: он успевает произнести магическое слово и взмахнуть рукой, успешно активировав силовой барьер. А затем обезвреживает Гарону, снова произнеся заклинание и направив его рукой.

Кадгар обезвреживает внезапно появившегося врага. Создатели даже не поленились изобразить рунические символы в анимции заклинаний

Позже Кадгар использует заклинание телепортации, рисуя на земле соответствующую руну, а затем активируя ее жестами и, опять же, усилием разума. Отличия в ритуале, особенно, если сравнивать с Метаморфозой, сработавшей за несколько минут до Телепорта, показывают, что телепортация, с одной стороны — ненаправленное заклинание, и потому действует иначе, а с другой — достаточно сложное, требующее от мага значительных усилий. Примечательно, что руна начинает светиться еще до активации заклинания, и этот спецэффект подчеркивает таинство магии, очевидно недоступное для простых смертных.

Кадгар колдует заклинение телепортации

Думаю, отдельно стоит похвалить создателей фильма за решение подсвечивать глаза магов во время колдовства. Это очень эффектное и изящное решение того, как следует показывать умственное усилие при сотворении заклинания. Оно прекрасно вписывается в красочный мир фильма и выглядит гораздо более убедительно, чем выпученные от натуги глаза актера.

Медив является могущественным и мудрым магом, потому и мощь его заклинаний и методы, которыми он колдует, заметно отличаются. В частности, ему не требуется произносить заклинание вслух, за исключением особо мощных, вроде открытия портала между мирами. Кроме того, его легендарный посох способен самостоятельно активировать руны по желанию владельца.

Медиву тоже приходится прилагать усилия для колдовства, но в его случае речь идет об исключительно мощной магии

Контраст между методами «работы» Кадгара и Медива — это прекрасный пример правильного использования визуальной формы для создания различий между начинающим магом и сильным волшебником. Один — живой и подвижный юноша, которому приходится вкладываться в каждое заклинание, чтобы оно сработало. Другой — спокойный и умудренный жизнью маг, которому достаточно усилия мысли и взмаха рукой, чтобы припечатать оппонента к стенке. Именно подобное внимание к деталям и наличие простых законов, по которым работают заклинания вызывают неподдельное восхищение каждому появлению магии в кадре.

Гулдан, в отличие от Медива и Кадгара, применяющих, по всей видимости, тайную магию (знатоки, поправьте), вовсю орудует магией скверны. Интересно, что потоки магической силы показаны для всех видов магии одинаково в виде белой пелены, однако само заклинание в случае с магией скверны имеет характерный зеленый цвет. Так, с одной стороны, показывается, что магия имеет общие корни, а с другой — проводится разграничение с «запретно»й магией. Как и Медив, Гулдан является исключительно могущественным волшебником — ему не требуется произносить заклинания, и он использует посох для сильного колдовства.

Даже телепортацию можно колдовать с уместным

В целом, Кадгар, Медив и Гулдан формируют идеальное магическое кинотрио. Что примечательно, оно складывается, как из визуальной формы и языка тела каждого мага, так и из их архетипов. Думаю, если пересмотреть фильм еще раз, то наверняка обнаружатся еще детали, призванные подчеркнуть исключительность каждого мага, и сама мысль об этом радует — фильмы, изобилующие интересными неочевидными деталями — это прекрасный подарок для кинолюбителей. Искренне надеюсь, что и вы смогли найти что-нибудь интересное для себя в фильме «Варкрафт».

Смотрите также
Почему российская онлайн-игра Project Genom пропала из Steam
Фичер
Почему российская онлайн-игра Project Genom пропала из Steam
Лучшие игры ноября 2016
Фичер
Лучшие игры ноября 2016
Самая энергичная музыка из игр
Фичер
Самая энергичная музыка из игр
Чат выключен. Включите чат, чтобы видеть, кто есть в сети.
Отсутствует соединение с сервером. Соединение будет восстановлено автоматически.
У вас пока нет друзей.
Ваш аккаунт не верифицирован. Для верификации
укажите номер телефона.
Авторизуйтесь, чтобы общаться с друзьями.
Новое сообщение
Пользователь в игре
Рассылка новостей
Для подписки на новости укажите вашу почту
Подписаться