Снайпер бьет издалека

Евгений Норин (редакция)

Под выход очередной снайперской игры мы решили рассказать об этой профессии в реальности – от истории возникновения и до фактов, которые не показывают в играх

2017 год отметился сразу двумя снайперскими играми: в феврале вышла Sniper Elite 4, а сегодня настала очередь Sniper: Ghost Warrior 3. Снайпер — одна из самых романтических военных профессий. Неуловимый боец, который в одиночку проворачивает сложнейшие операции на линии фронта и в тылу врага — почти идеальный образ для авторов боевиков. В реальности возможности снайперов тоже потрясают, хотя, конечно, и отличаются от того, что нам показывают на экранах.

Самые меткие

Снайперское искусство в современном виде возникло в начале XX века, в Англо-Бурской войне, а затем и в Первой мировой. Появление оптических прицелов заметно повысило меткость оружия, а протяженный и стоящий на месте фронт позволял долго вести охоту за вражескими солдатами. Правда, тут же выяснилось, что для снайпера недостаточно хорошо стрелять — бойцы часто погибали из-за пренебрежения маскировкой. Однако именно в Первую мировую войну ценой жизни множества стрелков выработалась современная концепция снайперской стрельбы и появилось понимание, что снайпер — это не только стрелок, но также разведчик и наблюдатель. А снайпинг — это в первую очередь специфическая тактика, а не оружие.

Снайпер времен Первой мировой

Ко Второй мировой войне ведущие страны либо подошли со своими снайперскими школами, либо создали их уже во время боевых действий. Самой драматичной оказалась история СССР. Во время Советско-финской войны 1939-1940 годов Красная армия несла ужасающие потери от снайперов северной страны. Однако выводы были сделаны, и к началу войны с Германией именно Советский Союз располагал самым многочисленным и хорошо подготовленным снайперским корпусом в мире. Отбор велся жесткий, в чем-то дарвиновский: за известными стрелками вроде Василия Зайцева или Людмилы Павличенко, убившими сотни солдат и офицеров врага, стоят имена тысяч снайперов, погибших в ходе войны с не таким впечатляющим личным счетом. Советская школа снайпинга строилась не только на тщательном обучении, но и на массовом, предельно активном применении снайперов и постоянных тактических экспериментах. Потери были огромными, но подход принес свои плоды: вермахт проиграл снайперскую войну, а первая двадцатка лучших стрелков Второй мировой почти целиком состоит из советских военнослужащих. Для примера: в войне участвовало более тысячи выпускниц Центральной женской школы снайперов в Подмосковье. В сумме они перебили более 12 тысяч солдат вермахта. При этом некоторые выпускницы школы имели внушительные счета, другие же погибали после 3-4 собственных удачных выстрелов. Похожие результаты демонстрировали и выпускники мужских снайперских школ.

Советские снайперы Семен Номоконов (на переднем плане) и Борис Канатов

Интересно, что существовали уникумы, стрелявшие даже без оптического прицела. Один из лучших снайперов Второй мировой войны Семен Номоконов долгое время вообще воевал с подобранной в лесу винтовкой Мосина без оптического прицела. И воевал успешно: тихий тунгус, о котором сослуживцы шутили, что по-русски он знает лишь команду «на обед!», ходил на охоту с десяти лет, отлично знал лес и как спрятаться в нем, был вынослив и осторожен. К концу войны «таежный шаман» уничтожил 368 солдат и офицеров противника, был ранен восемь раз, перенес две контузии, а также подготовил полторы сотни снайперов.

Мир через прицел

Но самоучка Номоконов был скорее исключением из правил — быстро выяснилось, что без специальной подготовки солдат вовсе не начинает метко стрелять, получив в руки винтовку с оптическим прицелом. Более того, в руках необученного бойца оптика даже снижает эффективность огня. Почему так происходит, легко понять, если заглянуть в обычный снайперский прицел — например, отечественный ПСО-1. В нем обнаружатся две шкалы: боковых поправок и дальномерная. Первая нужна, чтобы вводить поправки на ветер, вторая — для определения расстояния. Цифры на дуге показывают расстояние в метрах до стоящего человека: если фигура помещается под «четверкой» — значит, до него 400 метров. Конечно, противник не всегда ходит в полный рост, но опытный снайпер умеет вычислять дистанцию по размерам объектов, находящихся рядом с целью — от окна и до танка. Кроме расстояния и ветра, на выстрел влияет и погода — температура воздуха и давление могут ощутимо изменить траекторию полета пули. Нужные для выстрела вычисления не очень сложны, но делать их зачастую приходится за считанные секунды, да еще и в стрессовой ситуации — ведь вокруг вполне может идти полномасштабный бой.

Вид в снайперский прицел ПСО-1

Но даже когда снайперы работают в отрыве от основных сил, это не улучшает ситуацию. На открытой местности солдаты стоят разве что в Far Cry — в реальной жизни опытный командир постарается по максимуму замаскировать своих бойцов. Вражеская позиция обычно выглядит пустынной, а лесной лагерь террористов и вовсе может обнаружиться только после того, как на него в буквальном смысле наступят ногой. Кажущаяся безлюдность — не более чем иллюзия: противник беспрерывно ведет наблюдение и готов покарать за малейшую ошибку. С другой стороны, в сумраке леса или мешанине городских руин легко «увидеть» противника там, где его сроду не было — в сплетении веток, игре теней, куче камней. Широко известный прием с выставленной над окопом каской или усаженным перед окном чучелом — это даже не верхушка айсберга. Поэтому снайперу требуется не только острое зрение, но и необычайная внимательность: не увидеть врага или увидеть врага там, где его нет — часто означает гибель. Классическое упражнение для начинающих снайперов включает осмотр широкого участка местности с обнаружением самых мелких изменений, которые вносит инструктор: сломанные ветки, появление небольших предметов. Другое упражнение связано с наблюдением за своими позициями: будущий стрелок учится пониманию, как перемещаются солдаты по траншеям, где можно ожидать появления только что скрывшегося из виду бойца, как люди ведут себя на позициях.

Гнездо стрелка

Отдельное искусство — это выбор и обустройство позиции. У противника наверняка будут специалисты по противодействию снайперам, которые также проходили описанное выше упражнение по осмотру местности. Поэтому сделанный для маскировки фальшивый пенек может оказаться проклятием: заподозрив, что еще вчера его здесь не было, враге не пожалеет пары пулеметных очередей для профилактики. Еще хуже, если позиция снайпера — единственный выделяющийся на местности или просто легко вычисляемый объект. Скажем, минарет — очень удобное, но слишком очевидное место для снайперского гнезда, за которым противник обязательно установит наблюдение. А вот замаскироваться под один из десятка кустов на поле боя — отличная идея.

Другое требование к снайперской «нычке» — невозможность обнаружить ее по вспышке или звуку. Именно по этой причине в городских боя рекомендуется, например, стрелять не из окна, а из глубины комнаты или даже через комнату, вынув пару кирпичей из задней стены — так повышаются шансы скрыть выстрел даже от тепловизоров и акустических систем, которые в последнее время широко используются для поиска снайперов. В бое на открытой местности помогает дистанция: велик соблазн подойти поближе, чтобы поразить врага наверняка — но несколько лишних сотен метров заметно снижают вероятность того, что противник вычислит позицию и накроет огонь.

Другую особенность снайперской позиции очень редко отражают в кинематографе и никогда — в играх. Она должна быть удобной. Дело в том, что снайпер проводит многие часы, не имея возможности переменить положение тела. Часто противника необходимо в буквальном смысле пересидеть, и здесь ключевую роль играет как выносливость бойца, так и комфорт.

Наконец, не менее важен и путь для отхода. После нескольких удачных выстрелов перед глазами стрелка появляется не надпись «Миссия выполнена», а пылевые фонтанчики от пуль и осколков: противник будет стараться накрыть позицию. Так что возможность быстро и незаметно удрать всегда необходимо предусмотреть заранее. К примеру, во время недавних боев в Алеппо один из метких стрелков на стороне террористов пренебрег этим правилом — и именно во время отхода попал на прицел снайперской паре российских Сил специальных операций, которые несколькими выстрелами уложили незадачливого «коллегу».

У снайперов принято менять позицию после каждой успешной стрельбы, никогда не возвращаясь на ранее сделанные лежки — не исключено, что за ними установили наблюдение. Собственно, оборудование позиции — пожалуй, самая долгая и тяжелая часть снайперской работы. Но если она сделана правильно, то результаты могут оказаться впечатляющими. Осенью 1943 года в американскую снайперскую школу прибыла группа инспекторов. Проверяющих отвели на пустырь. Когда один из инспекторов спросил, где же ученики, курсанты начали подниматься прямо у него из-под ног.

Часть механизма

Снайперов часто воображают этакими волками-одиночками. Нет ничего более далекого от истины. Да, иной раз меткому стрелку приходится действовать в гордом одиночестве, но это не доблесть, а недоработка.

Для наблюдения за местностью у снайпера обычно есть вторая пара глаз. Задача наблюдателя — не стрелять самому, а быстро ориентировать напарника в обстановке, указывать цели. Обычно наблюдатель — такой же снайпер, только вооруженный буссолью или стереотрубой для лучшего обзора. Каким бы внимательным ни были солдаты противника, они всегда чем-то да выдадут свое присутствие. Важно не только то, что видно, но и то, что слышно: рокот бронетехники, переговоры, лязг оружия и инструментов. К слову, сами снайперы неоднократно прокалывались именно на звуках земляных работ: заслышав ночью стук лопаты, враг прекращал его даже огнем вслепую — пулеметной очередью на шум.

Задач у наблюдателя очень много: он следит не только за целями, но и за тем, чтобы к позиции не подошел враг, а также обеспечивает связь с товарищами по оружию, от пехоты до артиллерии и танков, сообщая о тех целях, которые сам снайпер поразить не может. В конце концов, выстрел из танка по засвеченной снайперской парой цели уничтожит ее не менее надежно, чем собственный огонь. А если цель хорошо защищена — то это вообще будет единственный способ выполнить задачу. Кроме наблюдения, важно прикрыть отход снайпера — и здесь незаменимую помощь окажет пара автоматчиков или пулеметный расчет. Кстати, они же могут помочь в выявлении целей — парой очередей провоцируют на ответную стрельбу, после чего под грохот стрельбы снайпер засекает цели и уничтожает их.

Выбирай мишень любую

Снайпер — боец узкоспециализированный, а его профиль зависит от ведомства, к которому приписан. Снайперы полиции и спецслужб — признанные мастера городского боя, которым регулярно приходится наблюдать и даже работать по целям, которые перемещаются в толпе обычных людей.

В СССР и России армейским снайпером долгое время являлся солдат-срочник «поглазастее» и со снайперской винтовкой, который воевал в одном порядке с отделением из десятка бойцов. Реализовать классическую снайперскую охоту в таких условиях было нереально, так что снайпер скорее являлся метким стрелком прикрытия, а также наблюдателем. Кстати, в зарубежных армиях подобный тип бойцов как раз обозначают термином marksman — «меткий стрелок». Несколько лет назад российская армия отошла от подобной практики: снайперы находятся в подчинении командира более высокого ранга (обычно три на роту), который, в зависимости от ситуации, решает, как использовать бойцов — прикрыть ими основное подразделение или отправить на вольную охоту. Подготовкой снайперов занимаются специализированные центры, где их учат не только меткой стрельбе, но и куче сопутствующих навыков — от маскировки и до горной подготовки.

Задачей снайпера редко является убийство максимального числа противников — как мы уже писали выше, порой снайперская двойка может выполнить задачу вообще без единого выстрела. Приоритетной целью при этом являются снайперы противника: навыки «коллег» всегда представляют смертельную опасность, поэтому ликвидировать их стремятся в первую очередь. Если товарищей по профессии поблизости нет, то снайперы начинают работать по другим приоритетным целям — офицерам, связистам, водителям техники, пулеметчикам, минометчикам и т. д. Свои коррективы вносит и технический прогресс — например, курсанты российских снайперских школ с недавнего времени проходят специальную подготовку по уничтожению беспилотников.

Вычислить цель — не менее сложная задача, чем сделать меткий выстрел. На войне знаки различия никто не носит, поэтому офицера порой приходится вычислять по тому, как он держится, как общается с другими бойцами, какие места посещает. Кстати, сам выстрел вовсе не обязательно должен быть стопроцентно точным: порой серьезное ранение эффективнее убийства — раненного товарища постараются вытащить с поля боя, а затем оказать ему первую помощь, тратя на это силы и подставляясь под новые выстрелы.

Василий Зайцев с учениками

Когда снайперы работают действительно грамотно, то результат просто потрясает. Легендарный Василий Зайцев вспоминал диалог с напарником во время боев в Сталинграде:

— Давай повеселим их?

— Не трогай, пусть еще день поживут, даем им жизнь в рассрочку. И помалкивай.

Зайцев не хотел открывать огня не потому, что не был уверен — он ждал более крупную добычу. И дождался: на следующий день во время очередной атаки немцев снайперы обнаружили артбатарею, которую быстро вывели из строя — офицеры были убиты, выжившие бросили орудия и попрятались. Без поддержки орудий атака немцев сорвалась — а это куда важнее, чем несколько «повеселившихся» бойцов.

Арсенал

Любой, кто играет в современные шутеры, не хуже военных специалистов разбирается в ассортименте снайперского оружия. Стоит лишь добавить, что в реальности винтовки, как и сами снайперы, заточены под определенную работу. Самыми точными считаются полицейские образцы — преступники нередко удерживают заложников, поэтому смертельным должен быть уже первый выстрел. Полицейские винтовки рассчитаны на небольшую (50-300 метров) дальность и маломощны — многие не гарантируют даже поражение цели за стеклом, поэтому в таких ситуациях снайперы выбирают винтовку другого калибра. Армейские винтовки рассчитаны на большую дальность (от 600 метров), а важнейшей характеристикой является неприхотливость — оружие нередко проводит без нормального обслуживания несколько месяцев, проходя со своим владельцем буквально через огонь и воду. Точность также пытаются повысить, но не ставят во главу угла: у армейского снайпера есть время на несколько выстрелов, плюс, как мы писали выше, зачастую достаточно просто ранить цель. Зато куда важнее плотность огня — поэтому многие армейские винтовки делают самозарядными.

Крупнокалиберная винтовка ОСВ-96

Несколько в стороне стоят специализированные винтовки. Серьезный снайпер всегда имеет несколько вариантов на выбор в зависимости от задачи — начиная с бесшумных винтовок вроде ВСС и заканчивая крупнокалиберными монстрами вроде ОСВ-96 (В-94), которые подходят для поражения бойцов в укрытиях и уничтожения легкой техники. В последнее время снайперскую работу пытаются по максимуму автоматизировать: начиная с упомянутых уже систем обнаружения снайперов врага и заканчивая снайперскими роботами — дистанционно управляемую машинку можно отправить туда, куда посылать живого бойца слишком рискованно.

Кстати, утверждение о том, что снайпер стремится поразить цель на максимальном расстоянии — на самом деле миф. Действительно, достигнутый максимум дальности на полигоне превышает три с половиной километра, а в реальном бою рекорд принадлежит британскому капралу Крэйгу Харрисону, который в 2009 году во время операции в Афганистане подстрелил двоих талибов на дистанции 2475 метров. Как рассказывает Харрисон, он сделал целых 9 пристрелочных выстрелов, прежде чем смог поразить цели, плюс ему повезло с погодой — было ясно и стоял полный штиль. Как ни странно, но в большинстве случаев проще приблизиться к цели, чем идти на очередной рекорд. Оптимальной считается дистанция 600-800 метров: на ней опытный стрелок легко попадает в цель, при этом оставаясь вне досягаемости пулеметного и автоматного огня противника.

Из современных игр как минимум Sniper Elite неплохо передает эмоции от снайперской работы — в ней надо заниматься разведкой, скрытно выдвигаться к цели, выбирать позицию для атаки, а затем скрываться от преследования. Конечно, можно покритиковать игру за слишком простую реализацию таких вещей, как маскировка и оборудование позиций, но здесь как и в любом другом симуляторе: если прорабатывать все до мельчайших деталей, то есть риск получить игру, в которой подготовка к бою займет пять часов, а сам бой — пять минут. Вряд ли это окажется интересным.

Смотрите также
На донышке игровой индустрии
Фичер
На донышке игровой индустрии
В очереди на возрождение
Фичер
В очереди на возрождение
Лучшие коубы из GTA 5
Фичер
Лучшие коубы из GTA 5
Истории из далекого космоса
Фичер
Истории из далекого космоса
1 из картинок Открыть оригинал
Чат выключен. Включите чат, чтобы видеть, кто есть в сети.
Отсутствует соединение с сервером. Соединение будет восстановлено автоматически.
У вас пока нет друзей.
Ваш аккаунт не верифицирован. Для верификации
укажите номер телефона.
Авторизуйтесь, чтобы общаться с друзьями.
Новое сообщение
Пользователь в игре
Рассылка новостей
Для подписки на новости укажите вашу почту
Подписаться