The Boston Major 2016 Перейти

Dead to Rights: Retribution

Антон Костюкевич (редакция) 6.5

В этом весь Retribution — насилие, кровь, сломанные шеи, подсчет очков по итогам уровня и бонусы за особые зверства.

Запомните: вот так, сидя в укрытии, не следует играть в Dead to Rights

Достаточно первых десяти минут Dead to Rights: Retribution, чтобы бесповоротно потеряться во времени. Мозг отказывается распознавать окружающую реальность; по ощущениям — на дворе снова 80-е, время подпольных видеосалонов, перезаписанных десятки раз кассет и чудовищно переведенных боевиков. В кадре добродушная на вид псина (чудовищная помесь маламута и волка) отгрызает руки и гениталии (за это предусмотрен специальный achievement) представителям местной ОПГ, льется кровь и ругань со всеми вариациями слова “fuck”, крупным планом камера демонстрирует чей-то средний палец…

В руках Volatile Games страшнейшее оружие — ностальгия. Если отбросить ее в сторону, то Dead to Rights — по большей части безыдейный, наивный и прямолинейный экшен, часто неумело поставленный и глупо выглядящий боевик; наконец, просто морально и физически устаревшая игра. Умом это понимает каждый сидящий перед телевизором с геймпадом в руках, но сердцу не прикажешь. Retribution — бессовестная компиляция всех культовых боевиков 80-х и начала 90-х одновременно. Индустрия видеоигр получила свое "Смертельное оружие" образца 2010 года.

С приветом

Сегодня так делать игры не принято и, пожалуй, даже не нужно. В отрыве от всех ностальгических маркеров Retribution выглядит как минимум нелепо, по нынешним «крупнобюджетным» меркам — это еще одна безнадежно плохая игра. Но здесь важно подойти к делу с соответствующим культурным багажом. Если названия "К-9" или "В осаде" вам ничего не говорят, а фраза "Тебя только что аннулировали" не вызывает в памяти известную сцену, даже не прикасайтесь к Dead to Rights. Но зато если тест успешно пройден, то знакомство с игрой может принести массу приятных впечатлений.

Впрочем, какое уж тут знакомство — сюжет ясен заранее, ситуации предсказуемы, а реплики героев приходят в голову раньше, чем слышишь их в игре. Dead to Rights не просто использует всем известные клише, она ими буквально дышит и живет. Если преступник — то обязательно отброс общества с обрезком трубы в руках, если полицейский — непременно недооцененный герой с жесткими методами. Местное добро, как и зло, стереотипно во всех смыслах.

Главный герой, Джек, — двухметровый бугай с бицепсами больше головы и тонкой душевной организацией. Правосудие — пуля в лоб или свернутая шея. Каждый выезд на оперативно-розыскные мероприятия не обходится без гнева журналистов и ущерба городскому имуществу. У Джека, конечно же, есть вечно недовольный начальник и отец-коп, который служит сыну примером во всем. И, естественно, спустя какой-то час игра переключается на единственно возможную в таком случае историю мести. Опять же, если вы вдруг не поняли, за что и как Джек устроит вендетту, это еще один повод не связываться с Retribution.

Большую часть важной информации герой сообщает сам, в коротких перерывах между перестрелками. Монологи следуют практически по графику — минута рефлексии и самокопания на двадцать минут безумного экшена. Кажется, еще чуть-чуть, и Volatile Games открыто признаются в любви к самым банальным и заезженным сценарным приемам в этом мире. Не чураются авторы и других глупостей. Примерно треть экранного времени придется провести в шкуре пса, вгрызаясь в чью-то яремную вену и разыскивая различные предметы. Почему пушистая собачка может отыскать электронную карточку доступа от высокотехнологичного замка, к счастью, не уточняется. Как и то, почему четвероногий друг человека обучен утаскивать трупы за ближайший угол и заметать следы — игра за пса при желании превращается в настоящий шпионский экшен. Практически ирония судьбы: Splinter Cell: Conviction не нравится многим фанатам старой закалки как раз из-за отсутствия привычной возможности спрятать труп в пустом ящике. В Retribution роль Сэма Фишера выпадает несчастной псине.

Хочется принять происходящее за удачный розыгрыш, но нет — псина действительно вынуждена прятать трупы, определять уровень настороженности бандитов и устраивать засады. Все предельно серьезно, никаких шуток или намеков на самоиронию. Контраст с нынешней реальностью чудовищный: сегодня большинство сцен из Retribution можно увидеть разве что в комедийных боевиках или пародийных видеоиграх вроде Eat Lead: The Return of Matt Hazard. По всем законам логики Dead to Rights должна была просто развалиться под весом собственной глупости и несуразности. Но, как ни странно, обошлось: ситуацию спасает необычная искренность авторов. В дополнительных материалах можно отыскать сотню трогательных деталей — как создавался внешний вид собаки (оказывается, по цвету ее глаза похожи на глаза самого Джека) или какой посыл вкладывали дизайнеры в цвет полицейской униформы. Но самое главное, Volatile Games ясно представляла, игру какого толка она делает, и нашпиговала Retribution сценами из всех культовых боевиков, насилием, немотивированной жестокостью и невероятным экшеном.

Взорвать что-нибудь — плевое для Джека дело

Взорвать что-нибудь — плевое для Джека дело

Мертвые не потеют

Номинально Retribution — типичный экшен с укрытиями, где нужно прижиматься к стенам и поваленным столам, внимательно прицеливаться, считать патроны и вообще вести себя максимально флегматично. В частых драках — аккуратно ставить блоки, нажимать нужные комбинации клавиш и выполнять спецприемы. Последние помогают заполнить шкалу slo-mo (куда уж без него), которое предлагается беречь для самых стойких уголовников в железных масках сварщиков. И slo-mo — это, кажется, единственное из перечисленного, что работает в Dead to Rights согласно первоначальной задумке.

Об остальном забудьте — никаких укрытий, стыдливых пряток за шкафами и экономии боеприпасов. С Dead to Rights срабатывает только один прием — бежать вперед с упорством носорога. Стоит пересмотреть свое отношение к базовой механике, как игра внезапно просыпается, откуда-то появляется бешеный драйв. Джек летит на врага, выхватывает прямо из рук уголовника пистолет, при включенном slo-mo разряжает обойму в сторону ближайшей кучки бандитов и тут же идет в рукопашную. Молотьба по кнопкам превращается в крутой боевик: полицейский отвешивает хуки налево и направо, ломает кому-то челюсть и выбивает коленные чашечки. На экране загорается специальная кнопка, отвечающая за добивание. Нажимаем — и детектив с мерзким хрустом сворачивает шеи, перекидывает врагов через себя и бьет о ближайшую лавочку; буквально ломает пополам подвернувшегося под руку негодяя.

В этом весь Retribution — насилие, кровь, сломанные шеи, подсчет очков по итогам уровня и бонусы за особые зверства. Dead to Rights выглядит пришельцем из прошлого, кровожадным неандертальцем среди почтенных джентльменов. И в этом вся прелесть.

Дата выхода

Dead to Rights: Retribution

PlayStation 3, Xbox 360
6.5
Оценка редакции
Оставьте отзыв об игре
Издатель
Namco Bandai Games
Режимы игры
одиночный режим
Модель распространения
дисковый ритейл
Дата выхода
(PlayStation 3, Xbox 360)
(PlayStation 3, Xbox 360)
Чат выключен. Включите чат, чтобы видеть, кто есть в сети.
Отсутствует соединение с сервером. Соединение будет восстановлено автоматически.
У вас пока нет друзей.
Ваш аккаунт не верифицирован. Для верификации
укажите номер телефона.
Авторизуйтесь, чтобы общаться с друзьями.
Новое сообщение
Пользователь в игре
Рассылка новостей
Для подписки на новости укажите вашу почту
Подписаться